Конституционный суд вынес важное постановление по МРОТ

Конституционный суд о МРОТ и доплатах, связанных с работой в нестандартных условиях

Автор: Миллер Д. А., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Конституционный суд в Постановлении от 11.04.2019 № 17-П вынес решение по делу о проверке конституционности положений ст. 129, ч. 1 и 3 ст. 133 ТК РФ, а также ч. 1 – 4 и 11 ст. 133.1 ТК РФ. Суд признал, что названные положения не противоречат Конституции РФ, однако на практике нарушается их конституционно-правовой смысл. Можно ли, по мнению КС РФ, учитывать доплату за работу в выходные и ночью при сравнении зарплаты с МРОТ? Принимаются ли в расчет при сравнении зарплаты с МРОТ доплаты, которые произведены по нескольким основаниям для повышения оплаты труда (например, когда работник трудится ночью сверхурочно)?

Правовое регулирование оплаты труда

В силу положений Конституции РФ и международных правовых актов правовое регулирование оплаты труда лиц, работающих по трудовым договорам, должно гарантировать установление им заработной платы в размере, обусловленном объективными критериями, отражающими квалификацию работника, характер и содержание его трудовой деятельности и учитывающими условия ее осуществления, которые в совокупности определяют объем выплачиваемых работнику денежных средств, необходимых для нормального воспроизводства рабочей силы. При этом определение конкретного размера заработной платы должно не только основываться на количестве и качестве труда, но и учитывать необходимость реального повышения размера оплаты труда при отклонении условий работы от нормальных (постановления КС РФ от 07.12.2017 № 38-П, от 28.06.2018 № 26-П, Определение КС РФ от 08.12.2011 № 1622-О-О).

Каждому работнику в равной мере должны быть обеспечены:

заработная плата в размере не ниже установленного федеральным законом МРОТ (минимальной заработной платы);

повышенная оплата в случае выполнения работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, в том числе повышенная оплата сверхурочной работы, работы в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни.

В противном случае месячная заработная плата работников, привлеченных к выполнению работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, не отличалась бы от оплаты труда лиц, работающих в обычных условиях, то есть работники, выполнявшие сверхурочную работу, работу в ночное время, в выходные или нерабочие праздничные дни (в условиях, отклоняющихся от нормальных), оказывались бы в таком же положении, как и работники, которые выполняли аналогичную работу в рамках установленной продолжительности рабочего дня (смены), в дневное время, в будний день.

К сведению! За установление зарплаты в размере ниже МРОТ работодателю грозит предупреждение или штраф (ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ):

для должностных лиц – от 10 000 до 20 000 руб.;

для юридических лиц – от 30 000 до 50 000 руб.

Суть жалобы, рассмотренной КС РФ

Работнику организации, расположенной в г. Иркутске, были установлены должностной оклад в размере ниже МРОТ, районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате за работу в приравненных к районам Крайнего Севера местностях, а также иные надбавки и доплаты, предусмотренные локальными нормативными актами работодателя. При этом оплата сверхурочной работы, работы в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни производилась в повышенном размере исходя из установленного оклада.

Поскольку должностной оклад заявителю был установлен в размере ниже размера минимальной заработной платы в Иркутской области, расчет оплаты труда осуществлялся исходя из того, что размер заработной платы с учетом оклада и всех выплат, включая оплату сверхурочной работы, работы в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни, должен быть не менее МРОТ (районный коэффициент и процентная надбавка начислялись на всю сумму заработной платы).

Полагая, что действия работодателя по начислению заработной платы нарушают его право на получение справедливой заработной платы, работник обратился в суд.

Решением суда первой инстанции требования работника были частично удовлетворены. Суд счел, что за основу оплаты труда следует принять размер минимальной заработной платы, установленный Региональным соглашением о минимальной заработной плате в Иркутской области, а после расторжения названного соглашения – МРОТ, установленный на федеральном уровне. Исходя из МРОТ исчислили оплату фактически отработанного времени согласно графику дежурств, после чего к полученной сумме прибавили сумму оплаты в повышенном размере сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни (в те месяцы, когда она проводилась) и начислили районный коэффициент и процентную надбавку к заработной плате.

Апелляционная инстанция изменила решение суда первой инстанции, а сумма, подлежащая взысканию в пользу работника, была уменьшена. При этом суд исходил из того, что заработная плата работника, включающая все компенсационные и стимулирующие выплаты, предусмотренные системой оплаты труда, а также повышенную оплату труда в условиях, отклоняющихся от нормальных, должна быть не менее МРОТ (либо минимального размера заработной платы в субъекте РФ), после чего на нее начисляются районный коэффициент и процентная надбавка.

Позиция Конституционного суда

Проанализировав нормы Трудового кодекса, КС РФ пришел к выводу, что по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования положения ст. 129, ч. 1 и 3 ст. 133 и ч. 1 – 4, 11 ст. 133.1 ТК РФ не предполагают включения в состав заработной платы (части заработной платы) работника, не превышающей минимального размера оплаты труда, повышенной оплаты сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни. Любое иное истолкование этих норм в правоприменительной практике исключается. Принятое постановление не подлежит обжалованию и вступило в силу со дня официального опубликования (опубликовано на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru 15.04.2019). Данный документ действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Итак, доплаты за сверхурочную работу, работу в выходные или ночью нужно начислять сверх МРОТ.

Если речь идет о работе в ночное время или в выходные дни, не имеет значения, осуществляется ли нерегулярная работа в пределах рабочего времени. Работнику, часть смены которого пришлась на выходной день или ночные часы, положена доплата, и ее нельзя учитывать при сравнении зарплаты с МРОТ.

Следует отметить, что данный подход отличается от позиции Минтруда, изложенной в Письме от 04.09.2018 № 14-1/ООГ-7353.

Мнение Минтруда таково: если работа в ночное время, в выходные или праздники выполняется в пределах рабочего времени, ее оплату учитывают при сравнении зарплаты с МРОТ.

Кроме того, в указанном письме уточнено: когда условия труда отклоняются от нормальных, применяется повышенная оплата труда по каждому виду отклонения от нормальных условий. Если работник привлекался к работе сверхурочно и при этом в ночное время, такая работа должна оплачиваться и как сверхурочная, и как работа в ночное время.

То есть чиновники разрешают сложение доплат при нескольких основаниях для повышенной оплаты труда. Например, когда работник трудится ночью сверхурочно, ему положены две доплаты.

С учетом позиции Конституционного суда такие доплаты не принимаются в расчет при сравнении зарплаты с МРОТ.

Важно! Позиция Конституционного суда о расчёте МРОТ

Краткое содержание:

Всем доброго времени суток! К сожалению, до настоящего времени не все работодатели правильно применяют нормы Трудового кодекса РФ, в том числе о расчёте минимального размера заработной платы.

Очередная жалоба на несоответствие ряда норм Трудового законодательства стала предметом рассмотрения Конституционного суда.

С просьбой проверить ст. 129, ч. 1 и 3 ст. 133, ч.1 — 4 и 11 ст. 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации на соответствие Конституции РФ обратился кочегар из Ульяновской области Г. Лукичов, у которого возник спор с работодателем.

При этом гражданин сослался на то, что Конституционный суд уже рассматривал данные нормы.

Нормы, которые заявитель просил проверить на соответствие Конституции

Статья 129 Кодекса: содержит основные понятия и определения

Заработная плата (оплата труда работника) – вознаграждение за труд, зависит от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты, надбавки компенсационного характера, в том числе и за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Тарифная ставка – фиксированный размер оплаты труда работника за выполнение нормы труда определенной сложности (квалификации) за единицу времени без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Оклад (должностной оклад) – фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Базовый оклад (базовый должностной оклад), базовая ставка заработной платы – минимальные оклад (должностной оклад), ставка заработной платы работника государственного или муниципального учреждения, осуществляющего профессиональную деятельность по профессии рабочего или должности служащего, входящим в соответствующую профессиональную квалификационную группу, без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Часть 1 ст 133 данного Кодекса предусматривает, что минимальный размер оплаты труда устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом и не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения, а часть третья статьи закрепляет правило, в соответствии с которым месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда.

В силу статьи 133.1 названного Кодекса

  • В субъекте Российской Федерации региональным соглашением о минимальной заработной плате может устанавливаться размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации (часть первая) для работников, работающих на его территории, за исключением работников организаций, финансируемых из федерального бюджета.
  • Размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации устанавливается с учетом социально-экономических условий и величины прожиточного минимума трудоспособного населения в нем и не может быть ниже минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом.
  • Месячная заработная плата работника, работающего на территории соответствующего субъекта Российской Федерации и состоящего в трудовых отношениях с работодателем, в отношении которого региональное соглашение о минимальной заработной плате действует в соответствии с частями третьей и четвертой статьи 48 данного Кодекса или на которого указанное соглашение распространено в порядке, установленном частями шестой – восьмой статьи 133.1 данного Кодекса, не может быть ниже размера минимальной заработной платы в этом субъекте Российской Федерации при условии, что таким работником полностью отработана за этот период норма рабочего времени и выполнены нормы труда (трудовые обязанности) (часть одиннадцатая статьи).

Предмет спора

Обратившийся в Конституционный Суд гражданин Г. Лукичов совмещал в сельскохозяйственном техникуме Ульяновской области должности кочегара, истопника и слесаря-сантехника. Его заработная плата по основной должности была меньше МРОТ, однако с учетом совмещения и сверхурочной работы по выходным и по ночам общая сумма превышала МРОТ. Лукичов обратился в суд с требованием пересчитать заработок – довести зарплату по основной должности до МРОТ и уже после этого начислять надбавки за переработку и совмещение.

Решение судов общей юрисдикции

  • Суд первой инстанции посчитал, что в общей сложности доход Лукичова превышал МРОТ и отказал ему в иске.
  • Ульяновский областной суд, по жалобе гражданина, отменил решение суда первой инстанции и постановил, что доплаты за сверхурочную работу не могут включатся в расчет МРОТ и взыскал с работодателя деньги.
  • При этом суд апелляционной инстанции посчитал, что оплата за совмещение должностей правомерно включена в расчет МРОТ, так как гражданин добровольно выполнял работу по другой должности в рамках рабочего дня.
  • Лукичов обратился в Конституционный Суд с просьбой проверить ст. 129, ч. 1 и 3 ст. 133, ч.1 — 4 и 11 ст. 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации на соответствие Конституции РФ.

Позиция Конституционного суда

  • Статья 129 Трудового Кодекса РФ определяет заработную плату как вознаграждение за труд, а также компенсационные и стимулирующие выплаты.
  • Статья 60 Трудового Кодекса РФ, регламентирующая условия совмещения должностей, указывает, что дополнительная работа должна выполняться за дополнительную плату.
  • Основание – интенсификация труда и дополнительная нагрузка, которая должна быть компенсирована.
  • Работнику должны быть обеспечены как зарплата в размере не ниже установленного МРОТ, так и повышенная оплата в случае в том числе выполнения работы при совмещении профессий (должностей).
  • При отклонении условий труда от нормальных, в том числе при совмещении профессий, работники имеют право на повышенную оплату. Иначе они оказались бы в том же положении, как и те, кто работает только по основной должности. Это ограничивало бы их права и нарушало бы конституционный принцип справедливости.
  • Совмещение приводит к интенсификации труда и дополнительной нагрузке, которая должна быть компенсирована.
  • Спорные нормы не противоречат Конституции РФ, поскольку они не предусматривают включения в состав зарплаты, не превышающей МРОТ, дополнительной оплаты за совмещение профессий.
  • Дело заявителя подлежит пересмотру.

(Постановление Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2019 г. N 40-П “По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, а также частей первой – четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Г.П. Лукичова”)

Ранее Конституционный суд уже обозначал свои правовые позиции при рассмотрении жалобы Жарова. (Постановление Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2019 г. № 17-П).

Речь идет о постановлении, вынесенном по жалобе Сергея Жарова из Иркутской области, которому оклад сторожа рассчитали таким образом, чтобы с учетом всех выплат, включая оплату сверхурочной работы, в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни, зарплата доходила до МРОТ.

Тогда КС постановил, что оплата труда работника должна складываться “из заработной платы, установленной для него с учетом условий труда и особенностей трудовой деятельности, и выплат за осуществление работы в условиях, отклоняющихся от нормальных”. Каждому работнику в равной мере должны быть обеспечены как зарплата в размере не ниже установленного федеральным МРОТ (минимальной заработной платы в субъекте РФ), так и повышенная оплата в случае выполнения работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, в том числе при совмещении профессий (должностей). Иной подход, считает суд, противоречит как конституционному принципу равенства перед законом и судом (статья 19), так и статье 37 Конституции РФ, гарантирующей право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

Вывод

Положения статьи 129, частей первой и третьей статьи 133 и частей первой — четвертой и одиннадцатой статьи 133 ТК РФ по своему смыслу не предполагают включения в состав заработной платы работника, не превышающей минимального размера оплаты труда, дополнительной оплаты (доплаты) работы, выполняемой в порядке совмещения профессий.

МРОТ: Конституционный Суд РФ постановил начислять районные коэффициенты и надбавки

В нашем Красноярском крае для работников предусмотрены к заработной плате выплаты коэффициентов и надбавок за работу в особых климатических условиях, что соответствует ст. 146 Трудового кодекса РФ (ТК РФ). В последнее время идет множество споров при определении минимальной заработной платы (МРОТ), должны ли коэффициенты и надбавки за работу в особых климатических условиях, входить в МРОТ или они начисляются сверх минимальной заработной платы. Ст. 133 ТК РФ предусматривает, что месячная заработная плата работника, полностью отработавшего норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже МРОТ.

Читайте также:  Образец заявления на выписку ЕГРН(ЕГРП): как составить

Ранее в правоприменительной практике существовал единый подход к решению данного вопроса, что заработная плата работников в особых климатических условиях должна быть выше МРОТ до применения районного коэффициента и надбавки и эту точку зрения поддерживал Верховный Суд РФ.

Но в 2016 году Верховный Суд РФ в рамках определений по конкретным делам дважды признавал приведенный подход не обоснованным на законе и выносил решение, что районные коэффициенты и надбавки входят в МРОТ. Практику высшего судебного органа подхватили суды общей юрисдикции и работники вынуждены были обратиться по этому вопросу в Конституционный Суд РФ. Точку в этом споре 07 декабря 2017 года поставил Конституционный Суд РФ, в который обратились жительницы Республики Карелия, Иркутской области и Алтайского края. Конституционный Суд РФ постановил начислять «северные» надбавки сверх величины МРОТ.

Слушание дела о проверке конституционности положений ст. 129, 133 и 133 ТК РФ прошло 14 ноября.

Профсоюзы неоднократно требовали не включать районные надбавки в МРОТ. Несколько лет назад ФНПР проводила акцию по всем регионам «Даешь МРОТ по закону!», в ходе которой работники, получающие зарплату на уровне МРОТ, подавали в суд иски, сопровождаемые профсоюзными активистами.

В прошлом году профсоюз железнодорожников собирал подписи под своей инициативой на сайте РОИ о внесении изменений в ст. 133 ТК РФ с тем, чтобы в МРОТ не включались компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты. В начале июня более 130 тыс. подписей за сохранение структуры федерального МРОТ и невключение в него районных коэффициентов в комитет по региональной политике, проблемам Севера и Дальнего Востока Госдумы РФ передали представители Всероссийского «Электропрофсоюза».

Председатель ФНПР Михаил Шмаков на майской встрече с Президентом РФ Владимиром Путиным сказал, что компенсационные и стимулирующие выплаты должны начисляться на МРОТ «сверху», и президент согласился с тем, что вопрос «нужно проработать»: «Позиция правительства и моя заключается в том, что погружать в заработную плату эти надбавки нет никаких оснований». Не так давно в регионах была серия профсоюзных митингов по этому же поводу, в т. ч. в Архангельской области. И в Конституционном суде позицию заявителей представлял профсоюзный юрист. Вот почему мы считаем, что провозглашенное 7 декабря 2017 года постановление суда — безусловная общая победа профсоюзов».

«Профсоюзы оспаривали конституционность этих статей, поскольку они позволяют работодателям толковать закон по своему усмотрению, — говорит Николай Гладков. секретарь Федерации независимых профсоюзов России, к. ю. н. — И рассчитывать зарплаты либо как «МРОТ плюс» северные», либо как «северные» внутри МРОТ. Суд постановил, что районные коэффициенты и надбавки (ст. 316, 317 ТК РФ) начисляются к фактическому заработку. Не к МРОТ даже. Именно к зарплате, которая, как известно, включает в себя оклад плюс стимулирующие и компенсационные выплаты. Ко всей этой зарплате, к общей сумме, начисляется районный коэффициент и процентная надбавка. Заявительницы обращались с жалобами как раз по этой проблеме».

Напомним, что в Конституционный суд РФ обратились жительницы Республики Карелия, Иркутской области и Алтайского края. При расчете их зарплат районный коэффициент и процентная надбавка за работу в местностях с особыми климатическими условиями включаются в минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Суды отказали заявителям в перерасчете зарплаты с учетом надбавок. Между тем заявители считают, что надбавки должны начисляться сверх установленного федеральным законом МРОТ и их включение в МРОТ нарушают принцип социального государства и конституционный принцип равенства: работникам, которые трудятся в неблагоприятных условиях, устанавливаются те же социальные гарантии, что и другим работникам. На практике оспариваемые положения позволяют работодателю устанавливать зарплату, размер которой с учетом районного коэффициента и процентной надбавки за работу в местности с особыми климатическими условиями не превышает МРОТ. Поэтому заявители дошли до Конституционного суда, оспаривая нормы, не соответствующими ст. 7 ч. 2, 17, 19, 37 ч. 3, 55 Конституции РФ.

Постановление Конституционного Суда

Конституционный суд 07 декабря 2017 года провозгласил постановление на своем официальном сайте: «Правовое регулирование в сфере оплаты труда должно основываться на принципах равенства и справедливости, позволяющих определять заработную плату на основе квалификации работника, объективных критериев трудовой деятельности и с учетом условий её осуществления. Вознаграждение за труд не ниже установленного МРОТ гарантируется каждому, а его величина устанавливается одновременно на всей территории России. Однако географическое расположение страны обязывает учитывать и негативное воздействие, которое оказывает на здоровье человека работа в особых климатических условиях, в том числе, в районах Крайнего Севера. Для этого законодатель установил систему специальных гарантий и компенсаций, включающих повышенную оплату труда — районные коэффициенты и процентные надбавки. Конституционный Суд неоднократно подчеркивал, что в системе оплаты труда должна соблюдаться и норма, гарантирующая добросовестному работнику зарплату не ниже МРОТ, и другие нормы трудового законодательства, в частности правило об оплате труда в повышенном размере в северных районах. Такая повышенная оплата должна производиться после определения размера зарплаты и выполнения требования об обеспечении МРОТ.

Соответственно, районный коэффициент и процентная надбавка не могут включаться в состав минимального размера заработной платы. В противном случае зарплата в местностях с особыми климатическими условиями могла бы не отличаться от оплаты труда в регионах с благоприятным климатом. Таким образом, гарантия повышенной оплаты труда в неблагоприятных условиях утрачивала бы реальное содержание, превращаясь в фикцию, а право граждан на компенсацию повышенных затрат оказалось бы нарушенным. Нарушались бы и конституционные принципы равенства и справедливости, из которых вытекает обязанность государства обеспечить справедливую, основанную на объективных критериях заработную плату и не допустить применения одинаковых правил к работникам, находящимся в разном положении.

Таким образом, оспоренные нормы не противоречат Конституции, поскольку не предполагают включение в состав МРОТ в субъекте коэффициентов и надбавок, начисляемых в связи с работой в особых климатических условиях. Федеральный законодатель вправе совершенствовать законодательство в этой сфере, в т. ч. с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ. Дела заявителей подлежат пересмотру».

Согласно решению Конституционного суда, районные коэффициенты и «северные» надбавки не только не должны включаться в минимальный размер оплаты труда (МРОТ), но напротив, должны начисляться на всю заработную плату.

Профсоюзы расценивают постановление суда как полную победу, подтверждающую, что все их требования относительно выплат «чистого МРОТ» были и являются справедливыми. В ближайшее время ФНПР намерена через субъекты законодательной инициативы стимулировать внесение изменений в отдельные статьи Трудового кодекса, чтобы больше ни у кого не возникало вопросов, что входит в МРОТ.

Если информация оказалась полезной, оставляем комментарии, делимся ссылкой на эту статью в своих социальных сетях. Спасибо!

МРОТ и оплата за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных

Конституционный суд РФ в постановлении от 11.04.2019 № 17-П высказал правовую позицию о том, что повышенная оплата сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни не учитывается в составе заработной платы работника для целей сопоставления ее с МРОТ.

Согласно ст. 129 ТК РФ заработная плата — это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы. В нее также включаются компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда (МРОТ), который, в свою очередь, не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения (ст. 133 ТК РФ). За установление зарплаты работнику ниже МРОТ предусмотрена административная ответственность в виде штрафа в размере:

от 10 000 до 20 000 руб. — для должностных лиц;

от 1000 до 5000 руб. — для предпринимателей;

от 30 000 до 50 000 руб. — для юридических лиц (ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ).

Поскольку в соответствии со ст. 129 ТК РФ в состав зарплаты помимо оклада включаются также компенсационные выплаты, возникает вопрос: может ли компания установить работнику оклад ниже МРОТ, при условии, что общая сумма его зарплаты с учетом компенсационных выплат за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, будет выше или равна МРОТ?

Мнение Минтруда

В письме от 04.09.2018 № 14-1/ООГ-7353 Минтруд России указал, что трудовым законодательством допускается установление окладов (тарифных ставок) как составных частей заработной платы работников в размере меньше МРОТ. Но при этом общий размер заработной платы, включая стимулирующие и компенсационные выплаты, которые по смыслу ст. 129 ТК РФ являются элементами заработной платы (ее составной частью), не может быть ниже МРОТ.

В отношении оплаты работы в выходные и нерабочие праздничные дни, а также в ночное время Минтруд России отметил следующее. Если такая работа осуществляется за пределами нормальной продолжительности рабочего времени, ее оплата не включается в МРОТ. Если же она выполнялась в пределах рабочего времени, то оплата за нее учитывается в составе МРОТ.

Суть дела

Конституционный суд мнение трудового ведомства не разделяет. В комментируемом постановлении он рассмотрел следующую ситуацию. Работник работал сторожем в компании, расположенной в местности, относящейся к районам, приравненным к Крайнему Северу. Ему был установлен оклад в два раза ниже МРОТ. Помимо оклада работнику выплачивались районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате за работу в приравненных к районам Крайнего Севера местностях, а также иные надбавки и доплаты, предусмотренные локальными нормативными актами работодателя. Оплата сверхурочной работы, работы в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни производилась в повышенном размере исходя из установленного оклада. В результате общая сумма выплат оказывалась не ниже МРОТ.

Работник посчитал, что работодатель нарушает его право на повышенный размер оплаты труда в условиях, отклоняющихся от нормальных, и обратился в суд.

Решения судов

Мнения судов по поводу начисления зарплаты работнику разошлись. Городской суд пришел к выводу, что оплату фактически отработанного времени согласно графику дежурств нужно исчислять исходя из МРОТ. К полученной сумме следует прибавить оплату в повышенном размере сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни и начислить районный коэффициент и процентную надбавку к заработной плате.

Апелляционный суд с этим не согласился. По его мнению, не ниже МРОТ должна быть заработная плата работника, включающая все компенсационные и стимулирующие выплаты, предусмотренные системой оплаты труда, а также повышенную оплату труда в условиях, отклоняющихся от нормальных. И уже на эту величину начисляются районный коэффициент и процентная надбавка.

Позиция Конституционного суда

Конституционный суд отметил, что повышенная оплата сверхурочной работы, работы в выходные и нерабочие праздничные дни, работы в ночное время призвана не только компенсировать работнику отрицательные последствия отклонения условий его работы от нормальных, но и гарантировать право на справедливую заработную плату.

Читайте также:  Как удерживать ндфл с копейками или без

Согласно требованиям трудового законодательства привлечение к работе в условиях, отклоняющихся от нормальных, не должно носить регулярный характер (за исключением случаев приема на работу только для работы в ночное время). Следовательно, выплаты за такую работу, в отличие от компенсационных выплат иного характера (за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, в местностях с особыми климатическими условиями), не могут включаться в состав регулярно получаемой месячной заработной платы, которая исчисляется с учетом постоянно действующих факторов организации труда, производственной среды или неблагоприятных климатических условий.

Величина МРОТ является одной из основных государственных гарантий по оплате труда работников (ст. 130 ТК РФ). Она предназначена для установления того минимума денежных средств, который должен быть гарантирован работнику в качестве вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей с учетом прожиточного минимума (постановление Конституционного суда РФ от 27.11.2008 № 11-П). Вознаграждение за труд не ниже установленного МРОТ гарантируется каждому. Следовательно, определение его величины должно основываться на характеристиках труда, свойственных любой трудовой деятельности, без учета особых условий ее осуществления (постановление Конституционного суда РФ от 07.12.2017 № 38-П). При оплате труда каждым работодателем должны в равной мере соблюдаться как норма, гарантирующая работнику, полностью отработавшему за месяц норму рабочего времени и выполнившему нормы труда (трудовые обязанности), заработную плату не ниже МРОТ, так и требования о повышенной оплате труда при осуществлении работы в условиях, отклоняющихся от нормальных (определения Конституционного суда РФ от 17.12.2009 № 1557-О-О и от 01.10.2009 № 1160-О-О).

Из этих правовых позиций следует, что каждому работнику в равной мере должны быть обеспечены как заработная плата в размере не ниже установленного МРОТ, так и повышенная оплата в случае выполнения работы в условиях, отклоняющихся от нормальных. В противном случае месячная заработная плата работников, привлеченных к выполнению работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, не отличалась бы от оплаты труда лиц, работающих в обычных условиях. А это приводило бы к несоразмерному ограничению трудовых прав работников, привлеченных к выполнению работы в условиях, отклоняющихся от нормальных.

В результате Конституционный суд пришел к выводу, что взаимосвязанные положения ст. 129, 133 и 133.1 ТК РФ по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не предполагают включения в состав заработной платы работника, не превышающей МРОТ, повышенной оплаты сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни. Такая трактовка вышеприведенных норм ТК РФ является общеобязательной, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Минимум без гарантий: Решение Конституционного суда об окладе не ниже МРОТ так и не стало законом

Версия для печати

В ФНПР предлагают внести изменения в статьи Трудового кодекса для реализации вердикта Конституционного суда от 7 декабря 2017 года. Законопроект разработан и будет направлен депутатам межфракционной группы «Солидарность» для внесения в Госдуму. О том, что надо совершенствовать законодательство, регулирующее сферу оплаты труда, газете «Солидарность» рассказал секретарь ФНПР Николай Гладков.

Почти год назад, 7 декабря 2017 года, Конституционный суд РФ поставил жирную точку в многолетней борьбе профсоюзов за «чистоту» минимального размера оплаты труда. Вердикт КС РФ по делу о проверке конституционности положений статей 129, 133 и 133.1 Трудового кодекса был однозначен: не включать в состав МРОТ районные коэффициенты и надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним.

Третья часть постановления КС касалась всей территории РФ: «…федеральный законодатель правомочен при совершенствовании законодательства в сфере оплаты труда учесть сложившуюся в системе социального партнерства практику определения тарифной ставки и оклада первого разряда не ниже МРОТ, установленного федеральным законом».

Материалы по теме:

  • “МРОТ сверяют с Конституцией” – “Солидарность” № 44, 2017
  • “Теперь надбавки сверху” – “Солидарность” № 46, 2017
  • “Битва за МРОТ”, “Солидарность” № 3, 2018
  • “Судебный перерасчет”, “Солидарность” № 6, 2018
  • СПЕЦХРАН: “Почему в МРОТ не должны включатся никакие выплаты”
  • Профсоюзный словарь: “Все о МРОТ”

Однако по истечении десяти месяцев правительство РФ никак не отреагировало на мнение Конституционного суда. Более того, Минтруд России в письмах от 4 и 5 июня 2018 года обозначил позицию, согласно которой «трудовое законодательство допускает установление окладов (тарифных ставок) как составных частей заработной платы работников в размере меньше минимального размера оплаты труда».

Федерация независимых профсоюзов России в письме на имя председателя правительства РФ Дмитрия Медведева и генерального прокурора Юрия Чайки выразила обеспокоенность по поводу позиции ведомства.

«Считаем подобную позицию Минтруда России намеренно искаженной и вводящей правоприменителей в заблуждение. Нельзя смешивать содержание заработной платы с величиной МРОТ, – говорится в письме. – Достойный размер заработной платы – залог роста производительности труда и развития экономики страны в целом. Бездействие представителей государственной власти в решении вопроса доведения размеров минимальных тарифных ставок (окладов) до величины МРОТ – вне закона».

По словам секретаря ФНПР Николая Гладкова, «Минтруд продолжает тупить»:

– В системе оплаты труда должна быть реализована конституционная гарантия. Это минимальный размер вознаграждения за труд. В системе оплаты труда он выражен в тарифной ставке и окладе. Но кто скажет, как это реализуется?

Ответом и станет разработанный в ФНПР законопроект «О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ», – продолжает Гладков. – А именно, ч. 3 ст. 133 ТК предлагается изложить в следующей редакции: «Минимальный размер месячного вознаграждения за труд в виде минимального размера тарифной ставки, оклада (должностного оклада) работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда». В ч. 11 ст. 133.1 предлагается также заменить «месячную заработную плату работника» на «минимальный размер месячного вознаграждения в виде минимального размера тарифной ставки, оклада (должностного оклада) работника».

Как известно, вознаграждение за труд (ч. 1 ст. 129 ТК РФ) в системах оплаты труда (ч. 2 ст. 135 ТК РФ) формализовано в двух видах – в тарифных ставках и окладах (должностных окладах). Поскольку ч. 3 ст. 73 Конституции РФ провозгласила право каждого на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом МРОТ, совершенно очевидно, что и размеры тарифных ставок и окладов не могут быть ниже величины МРОТ, то есть на сегодня – 11 163 рубля в месяц, – считает Гладков.

По сведениям Николая Гладкова, законопроект, разработанный в правовом департаменте ФНПР, будет в ближайшее время направлен депутатам межфракционной группы «Солидарность» для внесения в качестве законодательной инициативы в Госдуму РФ.

– Думаю, что это случится еще в этом году. Сейчас в бюджетной сфере царит полный хаос: тарифные ставки в сферах здравоохранения, образования и культуры порой составляют 1,5 – 2,5 тысячи рублей. Поэтому вариантов – принимать или не принимать данный законопроект – нет. Конституционная гарантия по оплате труда должна быть реализована, – сказал секретарь ФНПР.

МРОТ: Конституционный суд РФ разъяснил, с какой даты в состав МРОТ не могут включаться «северные надбавки»

МРОТ: Конституционный суд РФ разъяснил, с какой даты в состав МРОТ не могут включаться «северные надбавки» в Определении Конституционного Суда РФ от 27.02.2018 N 252-О-Р «По ходатайству Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года N 38-П»

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш» Конституционный Суд РФ указал, что районные коэффициенты (коэффициенты) и процентные надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не могут включаться в состав МРОТ с даты провозглашения указанного Постановления.

В то же время, если по состоянию на 7 декабря 2017 года, в производстве судов общей юрисдикции находились дела по требованиям лиц, не являвшихся заявителями в указанном деле, об исчислении заработной платы в размере минимального размера оплаты труда без учета районного коэффициента и процентных надбавок и решения судов первой инстанции по ним не были вынесены или не вступили в силу на эту дату, отказ судов первой или апелляционной инстанции после провозглашения Постановления Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П в удовлетворении требований заявителей на основании указанных законоположений в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, недопустим в силу правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 08.11.2012 N 25-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в связи с жалобой открытого акционерного общества» Акционерная компания трубопроводного транспорта нефтепродуктов «Транснефтепродукт», а соответствующие судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

При пересмотре по предусмотренным процессуальным законодательством основаниям в кассационном или надзорном порядке, вынесенных по данному вопросу судебных постановлений, основанных на соответствующих нормах в истолковании ином, чем выявленный Конституционным Судом РФ их конституционно-правовой смысл, суды также должны руководствоваться Постановлением Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 февраля 2018 г. N 252-О-Р

МИНИСТЕРСТВА ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ РАЗЪЯСНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО

СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 7 ДЕКАБРЯ 2017 ГОДА N 38-П

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение ходатайства Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации,

1.Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 7 декабря 2017 года N 38-П, принятом в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш, признал взаимосвязанные положения статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они не предполагают включения в состав минимального размера оплаты труда (минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации) районных коэффициентов (коэффициентов) и процентных надбавок, начисляемых в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации просит разъяснить Постановление от 7 декабря 2017 года N 38-П, указав, возможен ли перерасчет заработной платы на основании конституционно-правового истолкования, данного Конституционным Судом Российской Федерации, за период, предшествующий вступлению в силу названного Постановления.

2.По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации вправе давать официальное разъяснение вынесенного им решения только в пределах содержания данного решения и только по предмету, относящемуся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации; ходатайство о даче разъяснения не подлежит удовлетворению, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования принятого решения либо предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций, не нашедших в нем отражения.

2.1. В пункте 4.2 мотивировочной части Постановления от 7 декабря 2017 года N 38-П Конституционный Суд Российской Федерации указал следующее:

в силу прямого предписания Конституции Российской Федерации (статья 37, часть 3) минимальный размер оплаты труда должен быть обеспечен всем работающим по трудовому договору, т.е. является общей гарантией, предоставляемой работникам независимо от того, в какой местности осуществляется трудовая деятельность; в соответствии с частью первой статьи 133 Трудового кодекса Российской Федерации величина минимального размера оплаты труда устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации, т.е. без учета природно-климатических условий различных регионов страны;

следовательно, повышенная оплата труда в связи с работой в особых климатических условиях должна производиться после определения размера заработной платы и выполнения конституционного требования об обеспечении минимального размера оплаты труда, а значит, районный коэффициент (коэффициент) и процентная надбавка, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не могут включаться в состав минимального размера оплаты труда;

поглощение выплат, специально установленных для возмещения дополнительных материальных и физиологических затрат работников, связанных с климатическими условиями, минимальным размером оплаты труда, по существу, приводило бы к искажению правовой природы как этой гарантии, так и самих указанных выплат, что недопустимо в силу предписаний статьи 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации и принципов правового регулирования трудовых правоотношений.

Читайте также:  С 1 февраля выплаты и пособия вырастут на 3 %

2.2. Согласно статье 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в решении Конституционного Суда Российской Федерации в зависимости от характера рассматриваемого вопроса может определяться порядок вступления решения в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения (пункт 12). В случае, когда в решении Конституционного Суда Российской Федерации порядок вступления в силу, сроки и особенности его исполнения специально не оговорены, действует общий порядок, предусмотренный названным Федеральным конституционным законом.

Конституционный Суд Российской Федерации специально не оговаривал порядок вступления в силу и сроки исполнения Постановления от 7 декабря 2017 года N 38-П, а потому в соответствии с частью первой статьи 79 названного Федерального конституционного закона оно вступило в силу с момента провозглашения. Из его содержания прямо следует, что начиная с этой даты при установлении (исчислении) минимального размера оплаты труда (минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации) в него не могут включаться районные коэффициенты (коэффициенты) и процентные надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

В то же время, если по состоянию на 7 декабря 2017 года в производстве судов общей юрисдикции находились дела по требованиям лиц, не являвшихся заявителями в деле о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации, об исчислении заработной платы в размере минимального размера оплаты труда без учета районного коэффициента и процентных надбавок и решения судов первой инстанции по ним не были вынесены или не вступили в силу на эту дату, отказ судов первой или апелляционной инстанции после провозглашения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года N 38-П в удовлетворении требований заявителей на основании указанных законоположений в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в этом Постановлении, недопустим в силу правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2012 года N 25-П, а соответствующие судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий. При пересмотре по предусмотренным процессуальным законодательством основаниям в кассационном или надзорном порядке вынесенных по данному вопросу судебных постановлений, основанных на соответствующих нормах в истолковании ином, чем выявленный Конституционным Судом Российской Федерации их конституционно-правовой смысл, суды также должны в силу правовых позиций, выраженных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2012 года N 25-П, руководствоваться его Постановлением от 7 декабря 2017 года N 38-П.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации не находит оснований для принятия ходатайства Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации к рассмотрению в публичном заседании.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

  1. Признать ходатайство Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется официальное разъяснение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года N 38-П.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.
  3. Настоящее Определение подлежит опубликованию на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) и в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Если информация оказалась полезной, оставляем комментарии, делимся ссылкой на эту статью в своих социальных сетях. Спасибо!

Надбавки поверх МРОТ

7 декабря 2017 г., в преддверии Дня Конституции, Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 38-П, которое поставило окончательную точку в многолетней проблеме соотношения минимального размера оплаты труда и северных надбавок. Высокий Суд указал на необходимость начисления надбавок поверх МРОТ. Другого решения Суд вынести не мог, поскольку это противоречило бы и юридической, и человеческой логике.

Это важное решение показало в действии нашу Конституцию, выявило ее потенциал, а также явилось примером того, каким должно быть правосудие. Оно еще раз доказало, что все социальные гарантии должны иметь реальное содержание и что необходимо учитывать функциональное назначение мер социальной поддержки для предотвращения их взаимного поглощения.

Однако и это решение привело к новым вопросам, которые, как думается, основаны на недостаточном осознании правовой сущности вмешательства Конституционного Суда в обозначенную проблему. В связи с этим, как представитель работников в КС РФ по данному делу, считаю необходимым ответить на наиболее распространенные вопросы.

Первый вопрос. Высказывается мнение о том, что северные надбавки, начисляемые поверх МРОТ, вообще не нужны или нужны в значительно меньшем размере, а также говорится об их вреде для экономики северных регионов.

Такие доводы стали высказываться после вынесения Конституционным Судом постановления, которое касается северных надбавок для категории работников, получающих заработную плату, близкую к МРОТ. Эти доводы выдают субъектный состав ставящей их категории граждан, по-видимому не относящихся к получателям близкой к МРОТ заработной платы и имеющих достаточные средства для обеспечения своей жизнедеятельности. Тем самым проблема поставлена в односторонней плоскости, исходя из желания достичь экономической стабильности за счет «замораживания» уровня жизни низкооплачиваемых слоев населения. Такая постановка вопроса еще раз подтверждает необходимость учитывать важнейший принцип истинности познания: «подобное познается подобным». В ином случае, как гласит народная мудрость, «сытый голодному не товарищ».

Если говорить о развитии экономики, то «заморозка» и понижение заработной платы не являются цивилизованными способами такого развития, для этого имеются другие механизмы. Однако если и идти по подобному пути «экономической стабильности», то он должен быть общим, а не становиться участью лишь низкооплачиваемой части населения.

Вместе с тем в рамках анализа указанного постановления абсолютно неправильно ставить вопросы о том, нужны ли северные надбавки в принципе, а также какой размер их целесообразен в конкретный исторический период, в том числе исходя из баланса интересов работников и работодателей. Эти вопросы не юридические, а социально-экономические, что предполагает проведение исследований и получение информационно-аналитических показателей. Потому КС РФ такие проблемы не решал, так как вопросы социально-экономической целесообразности – не его компетенция.

Конституционный Суд решал другой вопрос – исключительно правовую проблему: как соотносятся МРОТ и северные надбавки. И человеческая, и юридическая логика не предполагали другого ответа, как вывод о том, что если законодательство о труде содержит норму о гарантировании северных надбавок, то эти надбавки должны быть именно надбавками, а не составляющими МРОТ. В ином случае надбавки носят мнимый и иллюзорный характер и не имеют реального содержания, а слово «надбавки» вызывает лишь негодование и нигилистическое отношение к закону – по принципу «словами сыт не будешь».

Поэтому Суд указал, что поскольку надбавки законодательно предусмотрены, то они должны быть именно таковыми, т.е. иметь надбавочный (дополнительный) характер, следовательно, должны исчисляться поверх остальной части заработной платы.

Вопросы же о целесообразности северных надбавок – это компетенция законодателя, который обозначил их необходимость, закрепив соответствующие нормы в трудовом законодательстве и указав, что Правительство РФ устанавливает размер процентных надбавок и районных коэффициентов к заработной плате, а также перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей (ст. 146, 148, 316 и 317 Трудового кодекса РФ, ст. 2, 10 и 11 Закона РФ от 19 февраля 1993 г. № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях»). Поэтому именно Правительство, исходя из социально-экономической ситуации и других объективных факторов, должно определять количественную характеристику и территориальное действие северных доплат. Однако до настоящего времени Правительство не принимало нормативных актов о размере северных доплат, в связи с чем используются размеры надбавок и коэффициентов, установленные в середине прошлого века, когда шел этап активного освоения северных территорий.

Таким образом, неправильно говорить, что Конституционный Суд изобрел формулу «МРОТ + северные». Он лишь поставил ее на вид, так как эта формула была заложена законодателем, но в процессе «борьбы» за экономию средств была искажена.

Для лучшего понимания сказанного можно привести условную аналогию: Ньютон открыл закон всемирного тяготения, но этот закон существовал и до его открытия, ученый лишь выразил его в формуле, понятной человеку. То же самое в отношении системы «МРОТ + северные» сделал КС РФ: 7 декабря 2017 г. Суд «открыл» существовавшую до этого формулу, забытую в целях экономической целесообразности и затерявшуюся в плену юридических понятий.

И в этой аналогии заключен ответ на второй вопрос о возможности приостановить или отсрочить действие решения Конституционного Суда, который звучит со стороны работодателей.

Юридические аргументы приводить не буду – не они первичны, так как данный вопрос должен пресекаться на уровне осознания вышеуказанной сущности самого решения. Поэтому продолжу так: может быть, в свое время и закон всемирного тяготения был кому-то неудобен или непонятен, но говорить о его приостановлении или отсрочке открывшему его Ньютону было бы абсурдным. Отменить закон, и то не всякий, может лишь его создатель. Создателем нормы о северных надбавках является законодатель – Государственная Дума и Совет Федерации, а также в части территории и размера выплат – высший орган исполнительной власти – Правительство. Поэтому все дальнейшие вопросы о необходимости, территориальности и конкретном размере северных надбавок должны быть адресованы указанным субъектам нормотворчества.

Третий вопрос, который задается уже работниками, – о сближении зарплат работников низшего звена и сотрудников с более высокой квалификацией. На него у меня два ответа – юридически-методологический и духовно-нравственный.

Юридически нужно понимать, что изначально разница в заработной плате была основана на незаконном ее занижении для работников, получающих вознаграждение за труд в величине, близкой к МРОТ, в который неправомерно включались северные надбавки. Исправление этого дефекта повысило заработную плату низкооплачиваемой категории работников за счет начисления северных надбавок поверх МРОТ.

Однако при этом вопрос о соотношении зарплат никоим образом не касается формулы «МРОТ + северные». Данная формула распространяется на всех без исключения работников северных регионов. То есть это равный для всех повышающий коэффициент. А потому он сам по себе не может изменять соотношение зарплат. Проблема соотношения зарплат – это вопрос о тарифной сетке: о том, насколько разнятся тарифные ставки и должностные оклады работников в пределах одной организации. Именно это ключевой вопрос. А северные надбавки, повторюсь, являются всего лишь равным коэффициентом умножения заработной платы. Математически очевидно, что равный коэффициент не может сближать или отдалять размеры заработных плат.

Предлагаю правильно ставить вопрос о сближении заработных плат: это вопрос не о северных надбавках (не об общем), а о тарифных ставках, должностных окладах и других составляющих заработной платы (об особенном).

При этом понятны доводы квалифицированных работников, чьи зарплаты сблизились с оплатой менее квалифицированного труда. С точки зрения справедливости разница заработных плат должна быть соразмерна разнице в труде – в этом смысл справедливого неравенства как распределительного процесса, и это одна из основ регулирования трудовых отношений. Поэтому и юридически эти вопросы обоснованны. Однако до практического разрешения этой проблемы – до справедливой дифференциации окладов – можно рассматривать ее с другой стороны.

Так, в духовно-нравственной сфере вопрос о справедливом вознаграждении – конечно, не только материальном – уже получал разрешение. Поэтому закончу свои рассуждения известной Новозаветной притчей о работниках в винограднике (Мф. 20:1-16). Эта притча имеет духовный смысл, но ее буквальное звучание показательно. Хозяин дома (как прямо указывается в притче – Царства Небесного) утром нанял работников для работы в своем винограднике и договорился с ними об оплате: один динарий в день. Позже он нанял еще работников и пообещал им достойное вознаграждение. Хозяин нанимал работников в течение всего дня и обещал им справедливую оплату. Когда же наступил вечер, тем, кто пришел последним – уже под конец рабочего дня, господин выдал по одному динарию. Пришедшие первыми думали, что они получат больше, но и они получили по динарию и стали роптать на хозяина дома: «Эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной». Он же в ответ сказал одному из них: «Друг! Я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мной? Возьми свое и пойди; я же хочу дать последнему то же, что и тебе. Или глаз твой завистлив оттого, что я добр?»

Ссылка на основную публикацию