Нарушение адвокатом права на защиту

Профессиональные права адвокатов: основные нарушения и способы защиты

alphaspirit / Depositphotos.com

Не первый год экспертное сообщество обсуждает необходимость подкрепления конкретными мерами ответственности гарантии независимости адвоката от вмешательства в его законную деятельность и воспрепятствования ей. Соответствующий запрет, напомним, установлен законодательно (ст. 18 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”; далее – закон об адвокатуре), но добиться его соблюдения при отсутствии реальных санкций, как неоднократно отмечали эксперты, практически невозможно. Напомним, еще в 2016 году СПЧ, исполняя поручение главы государства о подготовке предложений об установлении дополнительных гарантий независимости адвокатов при исполнении ими служебных обязанностей (подп. “б” п. 3 перечня поручений Президента РФ от 27 ноября 2015 г. № Пр-2442), рекомендовал дополнить соответствующими положениями КоАП и Уголовный кодекс 1 . Причем составом административного нарушения, по мнению Совета, должно стать нарушение законодательства об адвокатуре – несоблюдение адвокатской тайны, а также непринятие или несвоевременное принятие мер по обеспечению безопасности самого адвоката, членов его семьи и сохранности их имущества. А за вмешательство в законную деятельность адвоката в любой форме было предложено установить уголовную ответственность – аналогичную санкциям за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294 УК РФ).

Стоит отметить, что в настоящее время на рассмотрении Совета законодателей РФ находится законодательная инициатива 2 , предполагающая закрепление именно такой ответственности (в ст. 294 УК РФ) за вмешательство в деятельность защитника в уголовном судопроизводстве. Однако ее авторам, скорее всего, будет рекомендовано не вносить соответствующий законопроект в Госдуму – об этом говорится в проекте заключения ответственной за рассмотрение инициативы комиссии. За основу такого решения взят довод о существенном различии полномочий прокурора, следователя и дознавателя и тех полномочий, которыми в рамках уголовного процесса наделен адвокат.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь сервисом “Конструктор правовых документов” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

В связи с этим можно прогнозировать появление в УК РФ все-таки отдельной нормы об ответственности за воспрепятствование осуществлению адвокатской деятельности – аналогичной, например, той, которая обеспечивает защиту законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК РФ). Именно такой подход, как отметил в ходе состоявшегося вчера в Совете Федерации круглого стола “Защита прав адвокатов как инструмент обеспечения правосудия” заместитель Министра юстиции РФ Денис Новак, поддерживает Минюст России. Согласно указанной статье, напомним, использование служебного положения, а также применение насилия или повреждение имущества в целях воспрепятствования законной деятельности являются квалифицирующими признаками данного преступления.

Практика показывает, что перечень способов противодействия законной деятельности защитников довольно обширен – в комиссии адвокатских палат по защите профессиональных прав адвокатов стабильно поступают сообщения о фактах необоснованного отказа в удовлетворении ходатайств (о допросе свидетеля, производстве судебной экспертизы и др.), в приобщении к материалам дела предметов и документов, которые могут быть признаны доказательствами, в выдаче необходимых для осуществления профессиональной деятельности документов, а также о случаях несвоевременной выдачи таких документов, нарушения условий конфиденциальности встреч, переписки и телефонных переговоров адвоката и доверителя, заявлении необоснованных отводов защитнику и т. д. Кроме того, складывается негативная тенденция к увеличению числа посягательств на адвокатскую тайну – проведения в нарушение прямо установленного запрета (ст. 8 закона об адвокатуре) допросов и обысков адвокатов для установления обстоятельств дела, о которых они узнали при оказании юридической помощи. По приведенным президентом ФПА РФ Юрием Пилипенко данным, в 2017 году было зафиксировано 168 таких нарушений, а в 2018 – уже 223. Причем среди общего их количества число незаконных обысков в жилых и служебных помещениях адвокатов относительно невелико: 34 и 40 (в позапрошлом и прошлом годах соответственно), что, вероятно, обусловлено закреплением в процессуальном законодательстве особенностей производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката, предусматривающих возможность проведения указанных следственных действий только после возбуждения уголовного дела в отношении адвоката и на основании постановления судьи (ст. 450.1, п. 5.2 ч. 3 ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса). Подобным образом нужно урегулировать и порядок проведения допроса адвоката, полагает председатель Комитета по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Ростовской области Максим Хырхырьян. Дополнение УПК РФ положением об отнесении решения о производстве допроса адвоката к исключительным полномочиям суда, по его мнению, обеспечит соблюдение уже установленного правила о невозможности проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвокатов без соответствующего судебного решения (п. 3 ст. 8 закона об адвокатуре).

Еще одной проблемой для выступающих в качестве защитников по уголовным делам адвокатов является невозможность соблюдения на практике права беспрепятственно встречаться с доверителем без ограничения числа и продолжительности визитов (подп. 5 п. 3 ст. 6 закона об адвокатуре, п. 1 ч. 1 ст. 53 УПК РФ) в связи с режимом работы СИЗО. “Есть право адвоката встречаться с доверителем неограниченное число раз, есть такое же право обвиняемого на встречи с защитником [п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. – ГАРАНТ.РУ] и есть работа СИЗО уголовно-исполнительной системы: с 8.00 до 17.00 или с 9.00 до 18.00 (в некоторых – с перерывами на обед), и за час до закрытия в них уже не попасть”, – отметил Максим Хырхырьян. Поскольку в таких условиях о беспрепятственном доступе и неограниченности по времени посещений говорить нельзя, предлагается закрепить в Федеральном законе от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” право лица, содержащегося под стражей, встречаться с защитником с 6.00 до 22.00 по местному времени, в том числе в выходные и праздничные дни. В пределах именно такого временного промежутка, напомним, разрешено по общему правилу производство следственных действий (ч. 3 ст. 164, п. 21 ст. 5 УПК).

В то же время обеспечение беспрепятственного доступа адвокатов в места, которые они посещают в связи с оказанием услуг доверителям, не обязательно должно обеспечиваться внесением поправок в законодательство. Так, например, Минюст России в прошлом году обновил инструкцию по организации пропускной системы, прямо указав в ней возможность оформления пропуска адвокату при предъявлении только удостоверения. По мнению Дениса Новака, аналогичные меры могут предпринять все министерства и ведомства, которые по долгу профессии посещают адвокаты.

1 С текстом рекомендаций по итогам специального заседания “О дополнительных гарантиях независимости адвокатов при исполнении ими служебных обязанностей” можно ознакомиться на официальном сайте СПЧ.
2 Проект законодательной инициативы № 7-768 “О внесении изменений в статью 294 Уголовного кодекса Российской Федерации” и материалы к нему размещены в Системе обеспечения законодательной деятельности.

Всё об уголовных делах

  • Механизмы смягчения
  • Ищем нарушения
  • Как обжаловать
  • Наказание
  • УК
  • УПК
  • УИК
  • Система Пленумов

Право на защиту, подборка материалов

I). Право защищаться лично

ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться лично

– п. 2 Пленума № 29 право защищаться лично и любыми законными средствами

II). Право на помощь защитника

– ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться с помощью защитника

– ч.1 50 УПК защитник может быть приглашен самим обвиняемым

– ч.2 50 УПК защитник может быть назначен по просьбе обвиняемого

Два разных права

Право на защиту – это два разных права: на самозащиту и на помощь защитника ( ч.1 16 УПК )

Нарушение права на защиту, тактика использования ( п.4 ч.2 389.17 УПК )

Только в сторону улучшения, нарушение права на защиту не может ухудшать положение

ПРИМЕРЫ нарушений прав на защиту

Вводная часть приговора может содержать ошибку в указании защитника ( п.3 304 УПК )

Непринятие решения по обязательному вопросу о категории преступления ( п.6.1 ч.1 299 УПК )

Отказ в допуске общественного защитника: нарушение ( п.4 ч.2 389.17 УПК )

Противоречия адвоката с подзащитным, нарушение права на защиту ( п.3 ч.4 ст.6 N 63-ФЗ )

Разъяснение прав участникам процесса, разновидность нарушения права на защиту (п. 20 Пленума № 19)

Свидания с защитником , возможные нарушения прав обвиняемого ( п.9 ч.4 47 УПК )

Жалоба на недопуск адвоката на процессуальное действие (нарушено право на защиту)

Право на защиту это два разных права

– п. 2 Пленума № 29 право на защиту, это 2 права: на защитника и на самозащиту

право на защиту фактически складывается из двух совершенно разных прав:

I). Право самозащиты

Право защищаться лично

– ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться лично

– п. 2 Пленума № 29 право защищаться лично и любыми законными средствами

– обвиняемый имеет право: на самостоятельную защиту ( ч.1 16 УПК и п. 2 Пленума № 29).

II). Право на защитника

Право на помощь защитника

– ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться с помощью защитника

ч.1 50 УПК защитник может быть приглашен самим обвиняемым

– ч.2 50 УПК защитник может быть назначен по просьбе обвиняемого

Жалоба на недопуск адвоката на процессуальное действие ( 217 УПК )

– обвиняемый имеет право: на помощь защитника ( ч.1 16 УПК ).

Это разные права

– оба эти элемента представляют собой отдельные, независимые права, не влияющие друг на друга.

с одной стороны, если обвиняемый желает защищаться лично, то это не лишает его права в любой момент пригласить защитника или требовать назначить ему адвоката (так называемого государственного адвоката ).

ч.5 47 УПК участие защитника не уменьшает объем прав

– п. 2 Пленума № 29 права не могут уменьшаться в связи с участием защитника

с другой стороны, участие защитника не уменьшает возможностей защищаться лично, то есть факт участия в деле защитника не уменьшает объем прав обвиняемого ( ч.5 47 УПК и п. 2 Пленума № 29).

Нарушение права на защиту, как использовать

Нарушение права на защиту

Существенные нарушения закона, перечень признаваемый практикой

– нарушение права на защиту относится к существенным нарушениям (способным повлечь изменение или отмену приговора).

– важно, при обжаловании (в апелляции, кассации), если Вы ссылаетесь на нарушения права на защиту – обязательно конкретизируйте, какое именно из двух прав, из которых и состоит сам термин “право на защиту” нарушено в данном конкретном случае.

– недопустимо применять только общую фразу “нарушение права на защиту”, обязательно нужно уточнять какое именно право нарушено в Вашем случае:

б) или нарушено ли право на помощь защитника.

– обязательно конкретизируйте в жалобе, какое именно из этих прав нарушено.

I). Апелляция

– п.4 ч.2 389.17 УПК рассмотрение дела без защитника

– п.4 ч.2 389.17 УПК иное нарушение права пользоваться помощью защитника

– п. 19 Пленума N 26 право на защиту, это существенное нарушение (возврат дела)

– в апелляционной норме п.4 ч.2 389.17 УПК идет речь о нарушении второго типа права на защиту (права на помощь защитника).

– но это не означает, что в апелляции нельзя обжаловать первый тип права на защиту (права на самостоятельную защиту). Просто в таком случае надо ссылаться не на п.4 ч.2 389.17 УПК , а на ч.1 389.17 УПК и п. 19 Пленума N 26.

II). Кассация

– п. 20 Пленума № 19 нарушения ограничившие права участников

– для стадии кассации Главе 47.1 УПК) нет специальных норм в которых говорилось бы о нарушении права на защиту.

– в кассационной жалобе возможно ссылаться на п. 20 Пленума № 19 ( иные нарушения, лишившие участников возможности реализации прав на справедливое судебное разбирательство)

Последствия нарушения прав на защиту

– п. 18 Пленума № 29 доказательства могут признать недопустимыми

– п. 18 Пленума № 29 дело могут вернуть прокурору

– п. 18 Пленума № 29 могут изменить или отменить судебное решение

– п. 18 Пленума № 29 суд может вынести частное определение

Злоупотребление правом на защиту

– п. 18 Пленума № 29 злоупотребление правом, если затрагивает иных лиц

– при подаче любых жалоб (ходатайств) опасайтесь затрагивать права иных участников, это может дать противникам удобную зацепку. Они могут сослаться на то, что Вы злоупотребляете правом на защиту в ущерб правам иных лиц (п. 18 Пленума № 29).

Возможно только улучшение

– п. 20 Пленума № 29 нарушение прав на защиту не может ухудшить положение

– все методики защиты, основанные на доказывании нарушения права на защиту совершенно безопасны, так как невозможен поворот ситуации в худшую сторону.

– нарушение права на защиту работает только в сторону улучшения.

– в случае отмены приговора по причине нарушения права на защиту запрещено ухудшать положение подсудимого по сравнению с первым приговором (п. 20 Пленума № 29).

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Нарушение права на защиту в суде

Нарушение права на защиту в суде

Судебная практика рассмотрения уголовных дел изобилует показывает, что факты нарушения права на защиту встречаются и в суде. Причины нарушения права на защиту хотя и различны, но они регулярно повторяются в связи с ошибочным пониманием права на защиту и порядка его осуществления со стороны органов расследования и, а так же судов. Кроме того, обвинительный уклон судей в виновности обвиняемых во многом предрешает выносимые ими процессуальные решения.

Чаще всего основой нарушения права на защиту в суде первой инстанции выступает нарушение права на защиту в предшествующих стадиях производства по уголовному делу.

Наиболее распространенным нарушением права на защиту в суде является практика необоснованного ограничения обвиняемых в реализации права на ознакомление с материалами уголовного дела. Обвиняемому должна быть предоставлена реальная возможность оспорить не только фабулу выдвинутого против него обвинения, но и соответствующие доказательства. В том числе представляя доказательств в свою защиту. Несмотря на эту аксиому на предварительном следствии следователи ограничивают в этой части права обвиняемого, которое может устранить суд в том случае, если предоставит стороне защиты дополнительное время, достаточное для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Схожая ситуация возникает, когда на предварительном следствии защиту осуществлял адвокат, от чьих услуг в суде подсудимый отказался и пригласил другого адвоката, который не был знаком с материалами уголовного дела.

Читайте также:  Раздел нежилого помещения: порядок проведения процедуры

Однако, судьи не устраняют такие нарушение права на защиту, допущенное на досудебной стадии и тем самым усугубляют положение подсудимого. Судьи назначают судебное заседание не обеспечив подсудимому возможность реализовать право на подготовку к участию в судебном разбирательстве уголовного дела.

При решении вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции судьи должны руководствоваться разъяснениями Конституционного Суда РФ о том, что «если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями УПК РФ».

Смысл разъяснений КС РФ заключается в том, что даже без ходатайства защиты по поступившему уголовному делу судья должен проверить, были ли обеспечены процессуальные права обвиняемого, несоблюдение которых препятствует производству по уголовному делу в судебных стадиях. Одним из таких прав является право на ознакомление с доказательствами обвинения до суда. Об этом также прямо говорится в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Судья обязан предоставить защите возможность во время подготовки к судебному разбирательству ознакомится с материалами уголовного дела. Определения срока такого ознакомления отнесено на усмотрение судьи. Однако это усмотрение должно соответствовать общеправовому принципу разумной необходимости и достаточности.

Еще одним распространенным нарушением права на защиту в суде является необоснованные отклонения жалоб и ходатайств стороны защиты, которые защита подает в связи с нарушениями закона, допущенными органами расследования.

Конституция и УПК РФ дают право подозреваемому и обвиняемому отказаться участвовать в каких-либо следственных и иных процессуальных действиях в отсутствие своего защитника. Однако в практике часто встречаются случаи, когда признательные показания следствие получает в отсутствие защитника. Чтобы прикрыть это нарушение закона, органы расследования прибегают к различным уловкам от принуждения подследственного признать причастность к совершенному преступлению и сделать заявление о явке с повинной до убеждения отказаться от защитника и принять помощь в присутствии адвоката, приглашенного следователем. Чтобы добиться от суда признания незаконности получения подобных доказательств, приходится потратить немало усилий. И даже дойти до вышестоящих судов кассационной инстанции, где доводы защиты будут услышаны.

Еще один пример нарушений права на защиту которые допускают судьи в попытке восполнить пробелы следствия, — это допрос в качестве свидетелей представителей правоохранительных органов.

Так называемые «Беседы» оперативных сотрудник с задержанными, не закрепленные в надлежащей процессуальной форме, не могут являться доказательствами по смыслу требований ст. 74 УПК РФ.

Следующий вид нарушений права на защиту в суде связан с несоблюдением судом порядка уголовного судопроизводства.

Одним из таких нарушений является ненадлежащее разъяснение права на защиту. В силу требований ст. 243 УПК РФ судебное производство по уголовному делу реализуется на основе конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Соответственно, контроль за соблюдением и обеспечение права на защиту возложен на судью, председательствующего в судебном заседании. Согласно ч. 1 ст. 11 УПК РФ судьи обязаны разъяснять подсудимым их права, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Если к уголовной ответственности привлекается несовершеннолетний, то в уголовном деле в обязательном порядке участвует его законный представитель.

Еще одна типичная ошибка судей заключается в непонимании права на «бесплатную» помощь защитника. Прежде чем воспользоваться помощью защитника по назначению, подозреваемый, обвиняемый или подсудимый должны знать, что если они заявят ходатайство о предоставлении такого защитника и в последующем суд вынесет обвинительный приговор, то с осужденного могут взыскать расходы на процессуальные издержки. Эти издержки включают в себя оплату услуг защитника по назначению. Но эти последствия реализации права на «бесплатного» защитника суд разъясняет не всегда.

Процессуальные издержки на оказание юридической помощи не взыскиваются с осужденного , если он отказался от защитника, но этот отказ не принял следователь (дознаватель) или суд. Кроме того, в соответствии с ч. 1,2 ст. 52 УПК участие защитника строго обязательно в случаях, предусмотренных в ч. 1 ст. 51 УПК. В таких ситуациях, даже вопреки желанию подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), защитника назначит следователь (дознаватель) или суд, но расходы на оплату его труда будет нести только федеральный бюджет.

Ненадлежащая работа адвоката на следствии или в суде (особенно адвокатов по назначению) тоже является нарушением права на защиту и может повлечь отмену приговора суда.

Другое нарушение заключается в ненадлежащем разъяснении принадлежащих подсудимому процессуальных прав и порядка их осуществления, поскольку это создает неустранимое препятствие для обеспечения права на защиту в полном объеме. Неосведомленность лица о своих правах ограничивает его в возможности в их реализации, однако, прежде чем реализовать свое право, необходимо не только знать о наличии этого права, но и уметь правильно его осуществить. Так чтобы воспользоваться помощью защитника, надо знать, как его пригласить или заменить. Для этого необходимо заявить соответствующее ходатайство. Чтобы это сделать, надо знать не только о таком праве, но и о том, как заявить такое ходатайство.

Подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) должно разъясняться право пригласить двух защитников в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ, если этого не сделать, то право на защиту окажется ограниченным, и когда уголовное дело поступит, это ограничение права на защиту, допущенное на досудебной стадии, уже нельзя восполнить, поскольку с нарушением права на защиту получены основные доказательства — протоколы допросов, очных ставок, опознания и пр. Суду придется принимать непростое решение по ходатайству защиты о признании незаконными действий следователя при предъявлении обвинения и последующем допросе обвиняемого, при назначении судебных экспертиз, ознакомлении с ними и т. д., если орган расследования в нарушение положений ст. 11, 16, 50 УПК не разъяснил и не обеспечил законное право обвиняемого воспользоваться помощью не одного, а нескольких защитников.

Как правило, при задержании подозреваемого, при его допросе и далее при предъявлении обвинения следователь разъясняет права, предусмотренные ст. 46, 47УПК. Однако в п. 3 ч. 4 ст. 46 и в п. 8, 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ говорится только о защитнике в единственном числе. Право пригласить не одного, а несколько защитников в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ следователь не разъясняет, поскольку такая обязанность не предусмотрена ни в ст. 92, ни в ст. 172 УПК РФ . Положения ст. 50 УПК РФ обязательны и для судебных стадий. На практике в протоколах судебных заседаний суд фиксирует разъяснение подсудимому только тех прав, которые перечислены в ст. 47 УПК РФ. Но право пригласить нескольких защитников (ч. 1 ст. 50 УПК) и корреспондирующее ему право пригласить второго защитника, не являющегося адвокатом (ч. 2 ст. 49 УПК), а также иные процессуальные права суд не разъясняет. Это создает предпосылки для нарушения этих процессуальных прав подсудимого, в том числе права на помощь двух и более защитников.

Если в судебном заседании право на участие в суде нескольких защитников не было обеспечено, то на этом основании приговор может быть отменен. Это, в частности, следует из п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» (далее — постановление № 29). Пленум указал, что неявка второго защитника не препятствует проведению судебного заседания только в том случае, если он был надлежащим образом уведомлен о дате, времени, месте судебного разбирательства.

Что касается участия в суде второго защитника, не являющегося адвокатом, то Верховный Суд РФ неоднократно давал разъяснения по этому поводу (п. 11 постановления № 29). Несмотря на разъяснения ВС, нарушение этого права суды по прежнему допускают.

По нормам УПК одним из защитников может быть и не адвокат, но при условии, что в качестве защитника в суде обеспечено участие профессионального защитника — адвоката. Поэтому необеспечение подсудимому права на помощь нескольких защитников нарушает гарантированное законом право на защиту.

Нарушение права на подготовку к прениям так же распространено на практике. Нарушение права на защиту может носить комбинированный характер. Например, когда суд ограничивает право подсудимого на подготовку к участию в судебных прениях только на том основании, что судебное следствие завершено и суд переходит к прениям. В Обзоре за третий квартал 2013 года ВС РФ приводя в пример одно из уголовных дел, указал, что суд необоснованно частично удовлетворил ходатайство подсудимого и предоставил ему всего лишь час для подготовки к судебным прениям и без помощи защитника.

Право на защиту судьи нарушают и в процессе наведения порядка в судебном заседании так же в связи с неверным толкованием понятия «нарушение порядка судебного заседания». В соответствии с предписаниями ст. 243 УПК РФ председательствующий судья обеспечивает порядок судебного заседания. В случае нарушения установленного порядка судья вправе применить к нарушителям меры воздействия, предусмотренные в ст. 258 УПК РФ.

Защитник имеет возможность своевременно обратить внимание суда на содержание доказательств, на процедуру их получения, а также сопоставить доказательства между собой. Если противоречия в обвинении не устранены, то в силу требований ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.

Значимые противоречия в доказательствах обвинения выявляются при допросе свидетелей в суде. На практике сторона обвинения, зачастую препятствуя допросу свидетелей обвинения в суде, предоставляет суду различные справки, рапорты оперативных сотрудников о якобы невозможности явки в суд свидетелей обвинения и на этом основании ходатайствует об оглашении показаний неявившихся свидетелей. Подсудимый и его защитник должны своевременно реагировать на подобные уловки обвинения и возражать против оглашения протоколов допросов не явившихся в суд свидетелей обвинения, если у защиты не имелось возможности ранее задать этим свидетелям свои вопросы.

Согласно ч.2.1. ст.281 УПК РФ в случае неявки свидетеля или потерпевшего решение об оглашении их показаний суд может принять только при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами. Это же разъяснил Пленум ВС РФ в постановлении от 19.12.2017 № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)».

Таким образом, если на досудебных стадиях уголовного судопроизводства имели место нарушения норм УПК РФ, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями УПК РФ.

Если в судебном заседании не было обеспечено право на участие в суде нескольких защитников, то на этом основании приговор может быть отменен

Право на защиту по уголовному делу: содержание и реализация

Право на защиту – институт, обеспечивающий состязательное ведение уголовного процесса. Верховный суд разъяснил, как применять нормы, обеспечивающие право на защиту по уголовному делу. Будет ли у защиты больше возможностей после специального пленума Верховного суда?

Без права на защиту, говорить о последней вообще не имеет смысла. О проблемах защиты по уголовным делам мы уже останавливались в специальной статье блога.
В данном материале мы поговорим о разъяснениях Пленума Верховного суда РФ (с текстом постановления которого за № 29 от 30 июня 2015 года “О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве” можно ознакомиться здесь).

Право на защиту обеспечивает обвиняемому возможность самостоятельно или с помощью защитника опровергать предъявленное обвинение.

По уголовному делу право на защиту включает три составляющие:
• право обвиняемого воспользоваться помощью защитника для защиты своих интересов по уголовному делу
• право защищаться лично и (или) с помощью законного представителя всеми не запрещенными законом способами и средствами (ч. 2 ст. 16, п. 11 ч. 4 ст. 46, п.21 ч.4 ст.47 УПК РФ), в том числе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать объяснения и показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно, в случаях, когда обвиняемый не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется судопроизводство; участвовать в ходе судебного разбирательства в исследовании доказательств и судебных прениях; произносить последнее слово; приносить жалобы на действия, бездействие и решения органов, осуществляющих производство по делу; знакомиться в установленном законом порядке с материалами дела. Процессуальные права обвиняемого не могут быть ограничены в связи с участием в деле его защитника и (или) законного представителя;
• обязанность разъяснить обвиняемому (подозреваемому, подсудимому) его права и обязанности, а также обеспечить реальную возможность реализации этих прав возлагается на лиц, осуществляющих доследственную проверку сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, и предварительное расследование по делу: на дознавателя, орган дознания, начальника органа или подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, а в ходе судебного производства — на суд.

Очень многое в положении обвиняемого зависит от его знания своих процессуальных прав и способов их реализации, а также от того, как ему будет помогать защитник. Правильный выбор адвоката, который будет защищать на предварительном следствии и в суде, – это 100% гарантия избежать засуживания и откровенного хамства.

В любом случае, практика расследования уголовных дел всегда имела разночтения одних и тех же норм. Разъяснения Верховного суда о праве на защиту несомненно помогут единообразному применению данного института права.

Мы поговорим о пользе разъяснений высшей судебной инстанции для обвиняемых и подозреваемых. Что существенно нового внес ВС для подзащитных адвоката в реализации права на защиту?

Читайте также:  Журнал учета счетов-фактур в 2021 году

Кроме всем известных постулатов, никаких ожидаемых новелл (с позиции усиления стороны защиты) ВС не привнес. Но повторение – тоже мать учения. Итак,

1. Обеспечение права на защиту является обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия, действующим во всех стадиях уголовного процесса.

2. Правом на защиту обладают: лицо, в отношении которого осуществляются затрагивающие его права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ; подозреваемый; обвиняемый; подсудимый; осужденный; оправданный; лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера; несовершеннолетний, к которому применена принудительная мера воспитательного воздействия; лицо, в отношении которого уголовное дело (далее – дело) или уголовное преследование прекращено; лицо, в отношении которого поступил запрос или принято решение о выдаче; а также любое иное лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица.
Таким образом, теперь у защиты (адвоката) есть дополнительный аргумент – можно ссылаться на пункт 1 данного постановления Пленума ВС, – если должностные лица захотят препятствовать его допуску к защите клиента на стадии доследственной проверки либо, когда подзащитный проходит свидетелем по уголовному делу.

3. Необходимо иметь в виду, что предусмотренное ч. 1 ст. 50 УПК РФ право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника. По смыслу положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат.

4. В силу части 1 статьи 50 УПК РФ защитник или несколько защитников могут быть приглашены для участия в деле как самим обвиняемым, так и его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого.
Если обвиняемым заявлено ходатайство об отложении судебного заседания для приглашения избранного им защитника, то обвиняемому следует разъяснить, что в силу положений ч. 3 ст. 50 УПК РФ при неявке приглашенного им защитника в течение 5 суток либо в течение иного более длительного, но разумного срока со дня заявления такого ходатайства суд вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае отказа – принять меры по его назначению.
В том же порядке суд при отводе единственного адвоката, осуществляющего защиту обвиняемого, принимает меры к обеспечению участия в судебном заседании другого адвоката.
Когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов.

Новелла, ослабляющая позиции защиты по уголовным делам

ВС указал, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц.
При этом ни закон, ни ВС не раскрывают понятие “недобросовестное использование”, что дает возможность стороне государственного обвинения произвольно трактовать право на защиту и избранные обвиняемым (подсудимым, осужденным) средства защиты, в том числе активной защиты, как злоупотребление правом или как методы воспрепятствования правосудию.

Нарушение права на защиту и воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката

АП г. Москвы выразила несогласие с определением Мосгорсуда, оставившего в силе решение суда первой инстанции по административному иску адвоката Марии Эйсмонт

Как сообщила «АГ», 18 июня Московский городской суд огласил резолютивную часть определения, которым оставил в силе решение суда первой инстанции, отказавшего в удовлетворении административного иска адвоката АП города Москвы Марии Эйсмонт к ОМВД России по району «Аэропорт» в связи с ее недопуском к доверителям под предлогом введения плана «Крепость». Таким образом, Мосгорсуд счел законным недопуск адвоката к задержанным на митинге лицам под предлогом плана «Крепость».

Содержание искового заявления

В ноябре 2019 г. Мария Эйсмонт обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором указала, что 12 июня 2019 г. ей было отказано в проходе на территорию ОМВД по району «Аэропорт» для оказания квалифицированной юридической помощи гражданам, задержанным на мирном шествии в центре столицы и обвиняемым в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»).

«На мои неоднократные требования пропустить меня к указанным выше задержанным гражданам сотрудники полиции отвечали отказом, мотивируя это введенным на территории ОМВД по району “Аэропорт” планом “Крепость”. В результате с 14:30 до 20:30 12 июня 2019 г. меня не допускали на территорию ОМВД, в то время как в отношении лиц, которым согласно имеющимся у меня поручениям я должна была оказывать квалифицированную юридическую помощь, были составлены протоколы об административном правонарушении. Неоднократные просьбы привлекаемых к административной ответственности граждан допустить к ним адвоката были оставлены без удовлетворения, при этом, со слов задержанных, им говорили: “Вам не нужен адвокат, вы уже взрослые” – отмечалось в административном иске адвоката. – На мой вопрос, с чем связано введение плана “Крепость”, находившийся на проходной сотрудник полиции ответил, что не знает причины, равно как и не знает, до какого времени режим, при котором вход в здание ОМВД запрещен, будет продолжаться (видеозапись разговора имеется). При этом за шесть часов, проведенных мною у входа в ОМВД по району “Аэропорт”, из здания и в здание проходили как сотрудники полиции, один из которых сообщил, что ничего не слышал про план “Крепость” (имеется видеозапись), так и гражданские лица».

В обоснование своих исковых требований адвокат указала, что нормы Конституции РФ и международного права исходят из того, что справедливое судебное разбирательство с обязательностью предполагает наличие у каждого обвиняемого в совершении уголовного преступления права быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения; иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты; защищать себя лично или через посредство избранного им самим защитника.

Сославшись на соответствующую практику КС, адвокат добавила, что значение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь не может игнорироваться и при производстве по делам об административных правонарушениях, тем более в случаях, когда привлечение лица к такой ответственности сопряжено с такой степенью реального вторжения в права и свободы человека и гражданина, которая по своему характеру и последствиям сопоставима с мерами уголовно-правового воздействия. Все это, по мнению административного истца, обязывает федерального законодателя при реализации своих нормотворческих полномочий заботиться о том, чтобы уровень обеспечения права на получение помощи защитника (адвоката) по делам об административных правонарушениях соответствовал требованиям справедливого судебного разбирательства.

Со ссылкой на ряд положений Закона об адвокатуре Мария Эйсмонт также отметила, что ее недопуск к подзащитным являлся вмешательством в адвокатскую деятельность, поскольку он не был основан на законе, не преследовал какой-либо законной цели и являлся, по сути, произвольным. Таким образом, адвокат просила суд признать незаконным отказ правоохранителей допустить ее на территорию ОМВД по району «Аэропорт» 12 июня для оказания квалифицированной юридической помощи лицам, в отношении которых составлялся административный материал.

Первая инстанция не нашла нарушений

Административный иск рассматривался в Пресненском районном суде г. Москвы. В ходе судебного разбирательства стороны поддержали свои позицию, включая представителя Адвокатской палаты города Москвы, привлеченного в качестве заинтересованного лица, который поддержал административный иск. В свою очередь Мария Эйсмонт безуспешно ходатайствовала о допросе доверителей, к которым ее не допустили 12 июня 2019 г., в качестве свидетелей.

В решении от 28 января суд со ссылкой на ч. 2 ст. 1 ГК РФ отметил, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Проанализировав положения Закона о полиции и функции отдела МВД по району «Аэропорт», суд заключил, что последний участвует в пределах компетенции в мероприятиях по противодействию терроризму, в обеспечении правового режима контртеррористической операции, в защите потенциальных объектов террористических посягательств и мест массового пребывания граждан, а также обеспечивает безопасность и антитеррористическую защищенность собственных объектов. «Таким образом, действия начальника отдела по введению на территории органа внутренних дел плана “Крепость” направлены на противодействие терроризму и обеспечение безопасности и антитеррористической защищенности объектов отдела», – заключил суд в своем в решении.

Он добавил, что анализ содержания оспариваемых решений и оснований административного иска не свидетельствует о нарушении прав, свобод и законных интересов административного истца. «Право на судебную защиту абстрактным не является. Довод о нарушении права на защиту и квалифицированную юридическую помощь при производстве дел об административных правонарушениях не нашел своего подтверждения в судебном заседании. Административный истец пояснила, что при рассмотрении административных материалов в Савеловском районном суде в отношении трех доверителей она принимала участие, оказывала квалифицированную юридическую помощь, воспользовалась правом на обжалование судебных актов в вышестоящие судебные инстанции», – подчеркнул суд в решении. В связи с этим в удовлетворении административного иска адвоката было отказано.

Адвокат сочла решение суда незаконным

В апелляционной жалобе в Московский городской суд (есть у «АГ») адвокат перечислила несколько оснований, по которым она сочла незаконным и подлежащим отмене решение суда первой инстанции. Так, Мария Эйсмонт отметила, что ни одна из норм Закона о полиции, на которые сослалась первая судебная инстанция в своем решении, ни ее составные части не позволяют не пускать адвоката к своему доверителю. По мнению адвоката, в спорной ситуации речь не шла ни об угрозе жизни, здоровью, имуществу граждан, ни тем более о террористических угрозах и связанных с ними рисках безопасности кого бы то ни было.

«Суд в своем решении ссылается на необходимость именно антитеррористической защиты, приводит в обоснование пункты Положения об отделе МВД РФ по району “Аэропорт” г. Москвы. Между тем содержание рапорта противоречит выводу суда, что требовалась именно антитеррористическая защита. Даже если верить сказанному в рапорте, речь шла лишь о незначительном скоплении граждан недалеко от отдела – до 10 человек», – отмечалось в жалобе. В связи с этим Мария Эйсмонт убеждена, что Пресненский районный суд г. Москвы неправильно истолковал вышеуказанный закон, в том числе без учета правовых позиций Конституционного и Верховного Судов.

Кроме того, апеллянт отметила, что суд первой инстанции проигнорировал п. 5 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре и не указал, как он считает возможным, чтобы Закон о полиции позволял лишать адвоката предусмотренного этим законом права. «Закон о полиции не призван регулировать право на получение квалифицированной юридической помощи, отношения защитника и его доверителя входят в сферу действия данного закона лишь в общем виде. Нормы, на которые ссылается суд, являются общими с точки зрения охраны общественного порядка, обеспечения принятия мер в связи с происшествиями и правонарушениями, антитеррористическими угрозами и т.п. Они не могут сами по себе позволить не состояться общению защитника и его доверителя, так как этот специальный случай урегулирован иным законом, иной нормой – прямо вытекающей из Конституции РФ», – отмечалось в апелляционной жалобе.

Со ссылкой на ст. 48 Конституции РФ Мария Эйсмонт напомнила, что каждый задержанный имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания. Более того, независимо от процедуры, в рамках которой лица были задержаны, сотрудник полиции обязан разъяснить им соответствующие права и обязанности гражданина, среди которых – право на юридическую помощь согласно Закону о полиции.

«Эта обязанность полиции закреплена также в Наставлении о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан, утвержденном Приказом МВД России от 30 апреля 2012 г. № 389. Согласно п. 8.4 Наставления сразу после регистрации факта доставления в книге учета лиц, доставленных в дежурную часть отдела полиции, сотрудники дежурной части обязаны разъяснить доставленному лицу помимо оснований ограничения его прав и свобод возникающие в связи с этим его права и обязанности, предусмотренные законодательством РФ», – отмечено в жалобе.

По мнению адвоката, суд не исследовал вопрос о том, могут ли такие разъяснения содержать указание на невозможность получения задержанными юридической помощи при объявлении плана «Крепость». «Ссылка суда на последующую возможность оказать юридическую помощь не является корректной как минимум в силу того, что квалифицированная юридическая помощь гарантируется Конституцией именно с момента задержания, и эта гарантия не ослабевает в связи с тем, что в будущем также может быть оказана юридическая помощь. Таким образом, суд неверно применил нормы материального права, сославшись на общие нормы Закона о полиции относительно антитеррористической безопасности и не оценив положения Конституции и Закона об адвокатуре, дающие право адвокатам на беспрепятственные встречи с подзащитным», – указано в апелляционной жалобе.

Тем не менее 18 июня Мосгорсуд оставил в силе решение первой судебной инстанции, огласив резолютивную часть своего определения; мотивированное решение апелляционного суда пока еще не изготовлено.

Мария Эйсмонт обжалует судебные акты

В комментарии «АГ» адвокат Мария Эйсмонт выразила категорическое несогласие с вынесенными по ее административному иску судебными решениями и сообщила о своем намерении обжаловать определение апелляционного суда в ближайшее время. «К сожалению, я несильно удивлена таким решением апелляции, поскольку в настоящее время сложилась определенная практика по умалению сотрудниками правоохранительных органов профессиональных прав адвокатов. В рассматриваемом случае полицейские просто выдумали план “Крепость”, так как гражданские лица свободно входили и выходили из ОМВД по району «Аэропорт», и никакого скопления из 10 человек, угрожавшего ОВД рядом не было», – отметила она.

Читайте также:  Соглашение по охране труда

По словам адвоката, сам по себе план «Крепость» не является краеугольным камнем в этом деле, поскольку неважно, под каким предлогом правоохранители не пускают адвокатов к подзащитным, важно то, что они вообще позволяют себе такое. Это дело имеет стратегическое значение для всей адвокатуры, поскольку оно наглядно иллюстрирует полное пренебрежение правоохранителями прав адвокатов, которые должны иметь беспрепятственный доступ к своим подзащитным. «Я обжалую решение апелляции в ближайшее время в вышестоящую инстанцию, поэтому буду рада, если мои коллеги также будут активно обжаловать незаконные случаи их недопуска к доверителям. Хочу также выразить благодарность АП города Москвы, которая присоединилась к этому делу в качестве заинтересованного лица и активно поддерживает нас», – сообщила Мария Эйсмонт.

Комментарий представителя Адвокатской палаты города Москвы

Член Комиссии Совета Адвокатской палаты города Москвы по защите прав адвокатов Евгений Бобков, представлявший в этом деле Палату в качестве заинтересованного лица, с решением суда не согласен. «Считаем, что действия сотрудников ОМВД по району «Аэропорт», выразившиеся в недопуске защитника, нарушают конституционное право граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Это право не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения. Введенный в отсутствие законных оснований план «Крепость» тоже не может являться основанием ограничения этого права и представляет собой не что иное, как прикрытие незаконного воспрепятствования профессиональной адвокатской деятельности. Кроме того, в нарушение ст. 310 КАС РФ суд первой инстанции фактически принял решение о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в административном деле, поскольку недопуск защитника для оказания квалифицированной юридической помощи задержанным затрагивает их права и законные интересы.

После получения полного текста постановления Мосгорсуда будет решен вопрос о его дальнейшем обжаловании», – сказал Евгений Бобков.

Нарушение права на защиту в уголовном деле, это что значит?

Обеспечение обвиняемому права на защиту (равно как и обеспечение подозреваемому права на защиту) закреплено как один из принципов уголовного судопроизводства в статье 16 УПК РФ. Предусматривая практическую реализацию этого права, гарантированного каждому статьей 48 Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуальный закон возлагает на дознавателя, следователя, прокурора и суд обязанность обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными в законе средствами и способами (часть 2 статьи 16). Соответственно, подозреваемый и обвиняемый могут защищаться самостоятельно, но могут прибегнуть и к помощи адвоката (защитника) и реализовать право на защиту совместно с ним.

Право обвиняемого на защиту по уголовному делу предполагает состязательное ведение процесса, при котором всем участникам предоставляются равные права и обвиняемый обладает возможностью самостоятельно или с помощью защитника опровергать предъявленное обвинение.

Нарушение права на защиту подсудимого если

Скажите, является ли нарушением право на защиту, если в отношении подсудимых уголовное дело было заведено в октябре 2013 года, а узнали они об этом только в марте 2014, во время задержания. Ведь за этот период проводились определенные следственные действия, а подсудимые не могли их оспорить, не знали состав следственной группы, не могли заявить отводов и т.д. И если это нарушение, то на какую статью ссылаться?

—Здравствуйте, из вопроса не усматривается нарушений. Но вы можете пробовать обжаловать эти действия в суде.

Статья 125 УПК РФ. Судебный порядок рассмотрения жалоб

1. Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования. Удачи Вам и всего хорошего.

Нет никакого здесь нарушения Думаю что обвиняемые не проживали по прописке, а поэтому у следственного органа не было возможности известить этих лиц.

Уголовно-процессуальный закон установил, что защитник в уголовном деле участвует с момента: возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица; фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, по основаниям и в порядке, предусмотренным законом (ст. 91, 92 УПК РФ), а также применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения, но не более чем на 10 суток со времени задержания или применения меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 100 УПК РФ); объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления; вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (п. 1-5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ). Поэтому Ваши права на защиту были нарушены.

Какие нарушения? Проводились следственно-оперативные действия направленные на выявление лиц, совершившие преступление.

Когда доказательства были получены, задержали.

Это не является нарушением прав подсудимого!

Если человек совершил преступление, и не является невменяемым, то он должен понимать, что за подобные действия наступит ответственность.

То обстоятельства, что так долго происходило расследование также не является нарушением прав подозреваемого (обвиняемого).

Нарушение права на защиту в суде по гражданскому делу. Заранее спасибо.

Статья 11. Судебная защита гражданских прав

Консультант Плюс: примечание.

О выявлении конституционно-правового смысла пункта 1 статьи 11 см. Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П.

1. Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (далее – суд).

2. Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Решение, принятое в административном порядке, может быть оспорено в суде.

(в ред. Федерального закона от 18.12.2006 N 231-ФЗ)

Наталья, если вы имеете ввиду то, что вам должны были предоставить адвоката в гражданском деле, то вы ошибаетесь. Бесплатных адвокатов, по гражданским делам, государство предоставляет не всем. Отдача от таких адвокатов соответствующая.

Нарушение права на защиту? Или нет?

Помогите, пожалуйста. Приговор в результативной части вынес наказание, а судьбу вещдоков – уничтожить. Апелляция оставила его без изменений. На след. День после апелляции по вступлении приговора в силу вещьдоки были уничтожены. Кассация решение апелляции отменила, в связи с нарушениями права на защиту (не были уведомлены ни обвиняемый, ни адвокат по соглашению о дате заседания, проведя его с адвокатом по назначению), направив дело на новое апелляционное рассмотрение. Как на следствии, как на первой инстанции, и на обеих апелляциях защитой заявлялось ходатайство о проведении повторной экспертизы. На новой апелляции суд вынес определение о отказе в проведении экспертизы с дословной формулировкой – отказать в проведении повторной экспертизы, потому что вещественное доказательство уничтожено. Ровно так без каких либо еще оговорок и дополнений. Является ли это нарушением принципа равенства, состязательности, права на защиту и т.д если взять как данность то что проведение этой экспертизы достоверно и неопровержимо доказывало бы либо виновность, либо невиновность обвиняемого в зависимости от ее результата. А В том виде в котором она проведена первый раз – на первой инстанции она проверяет лишь версию обвинения, совершенно не учитывая интересы защиты. К тому же при ее назначении и проведении еще на стадии следствия допущены существенные нарушения, а само заключение содержит противоречия и не позволяет убедительно сделать вывод о виновности. Повторяюсь – проведение же повторной экспертизы с правильно поставленными вопросами ОДНОЗНАЧНО устанавливало бы как вину, так и невиновность. В мотивировочной части приговора результаты первой экспертизы в доказательства стороны обвинения – положены.

Нарушение права на защиту в уголовном процессе

Адвокат Антонов А.П.

Лицо, подвергнутое уголовному преследованию, вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать объяснения и показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно, в случаях, когда обвиняемый не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется судопроизводство; участвовать в ходе судебного разбирательства в исследовании доказательств и судебных прениях; произносить последнее слово; приносить жалобы на действия, бездействие и решения органов, осуществляющих производство по делу; знакомиться в установленном законом порядке с материалами дела (ст. ст. 46, 47 УПК РФ).

Если данное лицо лишено каких-либо из этих прав или должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, препятствуют их реализации, речь идет о нарушении права на защиту, выражающемся в необеспечении возможности лицу, подвергнутому уголовному преследованию, воспользоваться для своей защиты всеми не запрещенными законом способами и средствами. Неразъяснение судом, прокурором, следователем и дознавателем подозреваемому и обвиняемому их прав также является нарушением права на защиту.

При реализации права использовать для своей защиты все не запрещенные законом способы и средства сторона защиты не должна злоупотреблять этим правом. Так, в соответствии с п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту; суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц. Важной проблемой, активно обсуждаемой в научных работах и в среде практикующих юристов, является поиск ответа на вопрос о том, оправданно ли указанное законодательное регулирование: не приведет ли такое толкование к необоснованному ограничению права на защиту, или оно является необходимым правовым средством нейтрализации злоупотребления правом (например, при умышленном затягивании процесса, намеренном срыве стороной защиты следственных и иных процессуальных действий, иных действиях, осуществляемых во вред правосудию).

Право на защиту может быть осуществлено лицом, подвергнутым уголовному преследованию, лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Лишение или ограничение этого лица права защищаться лично и (или) с помощью законного представителя, права пользоваться помощью защитника также является нарушением права на защиту. Вопрос о круге лиц, которые могут быть защитниками, в научной литературе является дискуссионным. Полемика сводится к следующим основным моментам: во-первых, подозреваемому, обвиняемому необходимо оказание именно квалифицированной юридической помощи, которую могут оказать адвокаты как специалисты в области права; во-вторых, ограничение круга лиц, которые могут быть защитниками, только адвокатами, ущемляет свободу выбора защитника лицом, подвергнутым уголовному преследованию, что противоречит Конституции. Согласно действующему законодательству, в качестве защитников участвуют адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката (п. 2 ст. 49 УПК РФ).

Статья 52 УПК РФ предусматривает отказ подозреваемого, обвиняемого от помощи защитника в любой момент производства по уголовному делу. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Безусловным основанием для признания доказательств недопустимыми при рассмотрении уголовного дела является положение, закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ о показаниях подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденных подозреваемым, обвиняемым в суде.

Действующее законодательство содержит императивное правило, согласно которому адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (п. 7 ст. 49 УПК РФ; пп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Данное правило выступает гарантией обеспечения права подозреваемого, обвиняемого на защиту. VIII Всероссийский съезд адвокатов принял Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, изменения и дополнения в Кодекс профессиональной этики адвоката, отражающие консолидированные позиции адвокатского сообщества по актуальным вопросам адвокатской деятельности и адвокатуры. Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу. Согласно п. 17 Стандарта, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств. Кроме того, недопустима ситуация, при которой участие защитника в уголовном деле носит сугубо формальный характер. С целью минимизировать подобные явления приняты новые правила назначения защитника — в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов (п. 3 Федерального закона от 17.04.2017 N 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»).

Таким образом, можно выделить следующие виды нарушения права на защиту: 1) нарушения со стороны лиц, осуществляющих производство по уголовному делу; 2) нарушения со стороны адвокатов, допущенных к участию в уголовном деле в качестве защитников. Важным шагом к обеспечению действия принципа состязательности в уголовном процессе стали принятые законодателем новеллы, направленные на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве. Наметившаяся тенденция благоприятствования стороне защиты в уголовном судопроизводстве в целом отвечает идее обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Ссылка на основную публикацию