Провокация на преступление

Провокация преступления. Статья УК РФ

Провокацией преступления называются действия, которые побудили человека совершить правонарушение. Самым распространенным видом такого подстрекательства является провокация преступного деяния работниками правоохранительных органов. Обычно, она имеет место быть, в отношении дел о коррупции, сутенерстве, наркоторговле и нарушении авторских прав.

Рассмотрим более подробно, что представляет собой провокация преступления, и какое наказание за нее может последовать.

Понятие провокации преступного деяния

При рассмотрении дела, носящего уголовный характер, в обязательном порядке определяются основания преступления. К ним относятся: форма виновности, характер действий, последствия и т. п. Кроме этого, устанавливаются мотивы и умысел, которые повлияли на гражданина, нарушившего законодательство. В случае если на возникновение желания совершить противоправное деяние повлияли законные представители власти или другие лица, то такое действие может считаться провокацией преступления.

Основные признаки, характеризующие уголовное подстрекательство, согласно УК РФ делятся на:

  1. активные действия, влияющие на решение человека совершить преступление, при отсутствии которых, такое деяние не было бы совершено;
  2. действия, направленные на установление признаков состава правонарушения и доказательств по нему, носящие искусственно созданный характер.

При подтверждении факта наличия провокации, виновное лицо, совершившее преступление, не сможет избежать наказания. Но при этом все неправомерно полученные доказательства его вины будут приняты к сведению для привлечения к уголовной ответственности лиц, спровоцировавших человека на правонарушение.

Что говорит закон?

В действующем законодательстве провокационные действия никак не определяются. Однако в 304 статье УК РФ четко прописаны санкции за провокацию к коррупции и подкупу. Благодаря признакам этих преступлений и появляется возможность установить общие особенности подстрекательства.

Провокация может считаться совершенной, если:

  • подстрекательские действия являются целью определения признаков деяния, умышленных или созданных искусственным путем, а также сбором доказательств и шантажом;
  • устанавливаются нарушения правил работы оперативников, то есть в случае, когда сотрудники правоохранительных органов способствуют совершения противоправных действий;
  • провокационные действия влияют на желание человека нарушить закон.

Последствия подстрекательства

Последствия подстрекательских действий могут иметь ряд отличий от статуса виновного лица и всех участников совершенного правонарушения. УК РФ и УПК РФ определяют, насколько допустимы собранные доказательства, то есть, соблюдены ли все требования законодательства и правила оперативно-розыскных действий. Если они были умышленно подстроены, то их исключат из дела, и не будут учитывать в момент назначения наказания виновному лицу.

Как показывает практика, в случае определения действий, носящих провокационный характер, наступает ряд последствий:

  1. Каждый выявленный случай провокации к совершению преступления признается противозаконным. Это значит, что все составленные нормативные акты, протоколы и другие документы утратят силу, поскольку будут считаться заполненными с нарушением действующего законодательства.
  2. Если исключение документации, составленной с нарушением закона, полностью снимет вину с обвиняемого, то основания для его привлечения к ответственности устраняться.
  3. Если действия со стороны провокатора нарушили законодательство, то его привлекут к уголовной ответственности. Согласно УК РФ, мера наказания будет определена в зависимости от тяжести возникших последствий.

Как правило, фактически доказать наличие провокационных действий на практике довольно трудно. Для этого сначала необходимо подтвердить изначальное отсутствие у виновного лица умысла к совершению правонарушения. Однако сделать это все-таки возможно, если найти свидетелей, собрать справки и характеристики на человека и т. п.

Ответственность за провокационные действия по УК РФ

В статье 304 УК РФ четко прописана мера наказания за подкуп или получение взятки. Если вина будет доказана, то на виновное лицо может быть наложены штрафные санкции, размер которых составляет до 200 000 рублей. Также в качестве меры наказания может избрано лишение свободы на срок до 5 лет. К гражданину, совершившему преступление, могут применяться и другие виды наказания на усмотрение судьи.

Если провокатор, толкнувший к преступной деятельности виновника, является сотрудником правоохранительных органов или лицо, находящееся при исполнении, то дополнительным наказанием для него станет снятие с занимаемой должности и запрет ведения деятельности.

Если провокация связана с преступлением, виновник будет наказан за совершенные действия, согласно отдельному составу Особой части УК РФ. Наказание за провокационные деяния будут гораздо меньше, чем за основное противоправное действие.

Если установлено подстрекательство к совершению преступного деяния работниками полиции, то в этом случае они будут наказаны следующим образом:

  • за превышение должностных обязанностей, нарушение правил деятельности и т. д.;
  • лишением должности и увольнением с работы из органов МВД;
  • возмещением компенсации пострадавшему лицу в полном объеме.

Если вся доказательная база вины в совершении преступного деяния была сформирована провокационными действиями, то гражданину удастся избежать наказания и прекратить уголовное преследование.

Провокация преступления

Содержание статьи
    1. Провокация преступления
        1. Ответственность по статье УК РФ за провокацию преступления
    2. Провокация преступления сотрудниками полиции
    3. Резюме

Мотивами и причинами совершения преступных деяний может являться не только умысел правонарушителя, но и активные действия других лиц, в том числе сотрудников полиции. Такое склонение или подстрекательство к совершению преступлений рассматривается как провокация. В этой статье разберем, в чем заключается провокация преступления, и какие последствия она повлечет для рассмотрения уголовного дела.

Провокация преступления

При расследовании любого уголовного дела должны устанавливаться обязательные признаки преступления – форма вины, характер действий или бездействия виновника, наступившие последствия и т.д. Также будут выявляться причины и мотивы, побудившие лицо нарушить закон. Если на волю и желание преступить закон оказали влияние действия и поступки прочих лиц, может устанавливаться провокация преступления.

Выделим ключевые признаки, которыми характеризуется провокация преступления по УК РФ:

  • провокация заключается в активных действиях (подстрекательстве), влияющих на решение гражданина совершить противоправное действие – при отсутствии такого внешнего воздействия преступление могло быть не совершено;
  • провокационные действия направлены на искусственное формирование признаков состава преступления и доказательной базы;
  • при подтверждении факта провокации фактический виновник преступления не освобождается от наказания, однако все незаконно полученные доказательства не будут учитываться для привлечения к ответственности.
Обратите внимание!

Наиболее распространенным вариантом провокации являются незаконные действия сотрудников правоохранительных органов. Однако к ответственности будут привлечены и подстрекатели с иным статусом, в том числе и рядовые граждане.

  • Обратиться за консультацией через форму на нашем сайте
  • Или просто позвонить по номеру:

Законодательное определение провокационных действий в УК РФ отсутствует. Единственное упоминание о провокации на преступление содержит статья 304 УК РФ, предусматривающая санкции за подстрекательство к взятке или коммерческому подкупу в сфере закупочной деятельности. Именно по признакам этого преступного деяния можно определить общие черты провокационных действий, указанных выше.

Когда может быть установлена провокация? Ответ на этот вопрос частично содержится в Постановлении Пленума ВС РФ № 24:

  • провокационные действия преследуют целью умышленное и искусственное формирование признаков преступления, сбор и обеспечение доказательств противоправного деяния, последующий шантаж;
  • провокация может устанавливаться при нарушении правил оперативно-розыскной деятельности, когда сотрудники полиции не фиксируют или предотвращают преступное поведение, а тайно или открыто способствуют его совершению;
  • элементы провокации должны влиять на волю и свободное решение нарушить закон. Если у гражданина заведомо созрел реальный умысел на совершение преступления, и он сам принял решение воплотить его, провокационные действия отсутствуют.

Последствия провокации могут существенно отличаться от статуса виновных лиц и других участников преступления. Нормы УК РФ и УПК РФ признают допустимость доказательств, собранных с соблюдением всех требований закона, в том числе и при оперативно-розыскной деятельности. Если такие доказательства были получены путем сознательного и умышленного провоцирования или подстрекательства к совершению деяния, они не могут учитываться при назначении наказания и подлежат исключению из дела.

На практике при выявлении случаев провокации наступают следующие последствия:

  • каждое процессуальное действие, проведенное при активном воздействии на волю и решение правонарушителя, должно быть признано незаконным – автоматически утратят силу все протоколы, акты и прочие процессуальные документы, составленные с нарушением закона;
  • если процессуальные документы и доказательства будут исключены из обвинительной базы, могут полностью устраняться и основания для привлечения к уголовной ответственности;
  • если провокатор или подстрекатель своими действиями нарушил закон, он сам подлежит ответственности по УК РФ – вид и размер санкций будет зависеть от тяжести наступивших последствий.

Доказать факт провокации крайне сложно. Для этого предстоит обосновать отсутствие у гражданина изначального умысла на совершение преступления или решения воплотить такой замысел в реальность. Доказательствами такого факта могут являться показания свидетелей, письменные документы, справки и характеристики об образе жизни гражданина, его примерном поведении, и т.д.

Ответственность по статье УК РФ за провокацию преступления

Как указывалось выше, ответственность за провокацию преступления напрямую предусмотрена только в ст. 304 УК РФ. За провокацию взятки или коммерческого подкупа виновное лицо понесет наказание в виде штрафа до 200 тыс. руб., тюремного заключения на срок до 5 лет, а также в виде других санкций. Если провокатором выступал сотрудник полиции или другое должностное лицо, дополнительной мерой воздействия будет являться лишение права занимать определенные должности или вести определенную деятельность.

Если провокация была связана с совершением других преступлений, виновное лицо понесет наказание за подстрекательство в рамках отдельных составов Особенной части УК РФ. Санкции за такое подстрекательство будут существенно меньше, нежели за основное преступление. Если выявлена провокация преступления сотрудниками полиции, они понесут наказание по следующим направлениям:

  • по одному из составов должностных преступлений – например, превышение должностных полномочий, предусмотренных характером службы, либо за нарушение правил проведения оперативно-розыскных действий;
  • в рамках дисциплинарной ответственности виновные лица могут быть уволены со службы в МВД;
  • если провокация причина вред и ущерб гражданам, подстрекатель будет обязан его компенсировать в полном объеме.

Если все доказательства виновности в совершении преступления были получены с помощью провокационных действий, гражданин может избежать наказания с прекращением уголовного дела.

Провокация преступления сотрудниками полиции

При проведении оперативно-розыскных действий запрещено подстрекать, склонять или побуждать к совершению противоправных действий. Такое правило содержится в ст. 4 Федерального закона № 211-ФЗ. При выявлении факта преступления или подготовки к нему, сотрудники полиции обязаны пресечь противоправные действия, вмешаться в преступное поведение или зафиксировать все обстоятельства нарушения. Для разграничения законных оперативно-розыскных действий и провокации со стороны сотрудников полиции используются следующие принципы:

  • любые формы вмешательства сотрудников полиции, носящие характер провокации и подстрекательства, являются незаконными, а полученные таким способом доказательства нарушают принципы справедливости уголовной ответственности;
  • не является провокацией проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выявление признаков преступления, его пресечения или предотвращения;
  • если гражданин принял решение совершить деяние только под воздействием или давлением сотрудников полиции, факт провокации будет подтвержден.
Читайте также:  Вид на жительство в Андорре

Наиболее распространенным вариантом провокации со стороны сотрудников МВД является склонение к приобретению или распространению наркосодержащих веществ. В этом случае все участники сделки по обороту наркотиков могут являться сотрудниками полиции. Не является провокацией случай приобретения наркотических веществ у сотрудников полиции, если покупатель был намерен получить их от любого лица и сознательно искал канал сбыта.

Резюме

Под провокацией преступления понимается склонение, подстрекательство к его совершению в любых формах, если такие действия повлияли на волю и решение правонарушителя. Прямое наказание за провокацию регламентировано только по ст. 304 УК РФ за склонение к взятке или коммерческому подкупу. Если доказательства были получены в результате незаконных оперативно-розыскных действий сотрудников полиции или других лиц, они признаются недопустимыми и не учитываются при рассмотрении дела.

Наказывается ли по закону провокация преступления

Среди методов выявления правонарушений особое место занимают оперативно-розыскные мероприятия, направленные на создание искусственных условий или объектов для совершения преступлений. Наиболее известными из них являются контрольная закупка и оперативный эксперимент. Это, по сути, провокация преступления, когда у субъекта возникает выбор, преступить закон или нет. Но не всегда провокатором выступает сотрудник полиции, ведущий оперативную работу. Рассмотрим, в чем отличие следственных мероприятий от преступных действий.

Что считается провокацией преступления

Провокация преступления во многом схожа с одним из видов соучастия, а именно, с подстрекательством. Однако есть и ряд весьма существенных отличий. Главное из них — побудительные мотивы и цель предпринимаемых действий.

Подстрекатель не просто понимает, что своими словами или действиями он толкает человека на противозаконные действия. Он желает наступления таких последствий и делает все, чтобы они наступили. Сам подстрекатель при этом непосредственно в выполнении преступного замысла участия не принимает. Однако несет ответственность по одной и той же статье УК РФ вместе с другими соучастниками при обнаружении и раскрытии противоправного деяния. Именно поэтому в раскрытии преступления подстрекатель не заинтересован.

При провокационной деятельности побудительные мотивы чаще всего являются тайными для исполнителя. Лицо, своими словами или действиями побудившее совершить преступление, не входит в число соучастников. Более того, как и в случае со следственными действиями, главным мотивом провокатора является непременное раскрытие преступления и наказание совершивших его.

Разновидности

Юридическая наука четко отграничивает ситуации, когда сотрудники полиции провоцируют на совершение преступления в целях его выявления или раскрытия, и когда провокация исходит от третьих лиц.

Различие состоит в том, что при проведении оперативного мероприятия создаются лишь условия и обстоятельства, в которых у проверяемого лица есть свободный выбор, совершить правонарушение или нет. Но выполнить противозаконные действия до конца ему не дадут.

Провоцирование же со стороны третьего лица (или лиц) имеет целью побуждение человека, изначально умысла на преступление не имеющего, его совершить. При этом тому, кого, фактически, толкают на нарушение закона, мотивы провокации могут быть и неизвестны. Провокатор преследует свои цели, которые могут заключаться в желании получить определенную власть над нарушителем закона и в дальнейшем его шантажировать, или в желании обнаружения и наказания преступления.

Таким образом, можно выделить два вида провокации:

  • законную, то есть один из методов оперативно-розыскной работы, направленный на своевременное выявление или скорейшее раскрытие преступления;
  • противозаконную, то есть производимую с целью побудить или вынудить к совершению преступления человека, до этого о нем и не помышлявшего.

Квалифицирующие признаки

Отличительными чертами провокационного вовлечения в преступление принято считать:

  • односторонний порядок умышленных действий, когда провоцируемый не догадывается о мотивах провокатора и не посвящен в конечный результат;
  • цель провокации – всегда только вовлечение в преступление чаще всего обманом, чтобы провоцируемый не знал, что участвует в противоправном деянии;
  • главный мотив – не достижение определенного результата, ради которого и совершается преступление, а разоблачение и наказание спровоцированного лица.

Разграничить на практике правомерные способы борьбы с преступностью и провокацию помогают разъяснения Пленума ВС. В них называются необходимые условия для признания результатов контрольной закупки или следственного эксперимента достаточными для вынесения обвинительного приговора:

  • законность их получения, то есть наличие оснований и условий, предусмотренных УПК;
  • наличие у виновного умысла на совершение противоправных действий;
  • формирование этого умысла, независимо от действий оперативных сотрудников.

При невыполнении хотя бы одного из этих условий действия полицейских будут считаться провокацией. Следовательно, построить на них обвинение будет невозможно.

Какая ответственность предусмотрена

Наказание за провокацию преступления предусмотрено лишь в конкретных случаях. Например, 304 статья УК РФ называет самостоятельным преступлением провокацию взятки. Мотивом такого деяния выступает уличение должностного лица в противозаконной деятельности или использовании в личных целях служебных связей и полномочий. В качестве провокации закон называет передачу денег, имущества или ценных бумаг, а также оказание разного рода услуг без согласия на то должностного лица.

Наказанием за такие действия может быть:

  • штраф до 200 000 р.;
  • принудительные работы длительностью до 5 лет;
  • лишение свободы также до 5 лет;
  • запрет занимать определенные должности и заниматься некоторыми видами деятельности на весь срок наказания.

Во всех прочих ситуациях провокатор может понести наказание лишь в том случае, если он выступает в качестве подстрекателя, то есть соучастника преступления. В последние годы среди законодателей России, Украины и некоторых других стран постсоветского пространства существует мнение об отнесении провокации преступлений к самостоятельному виду общественно опасных действий и дополнении уголовного закона соответствующими нормами.

Когда наказания не будет

Создание условий для совершения противоправных действий человеку, который уже имел методы выявления правонарушений умысел на их совершение, в рамках мероприятий по профилактике и раскрытию преступлений не является провокацией и не наказывается. Однако задержанное или осужденное лицо вправе обжаловать действия полицейских.

Провокация к совершению преступления и способы защиты

Краткое содержание:

Чтобы обвинить человека в преступлении, в частности в сбыте наркотиков, правоохранители могут применять провокации. Полученные таким способом доказательства не являются законными. Однако как защититься обвиняемому?

Что говорит закон?

Федеральное законодательство РФ содержит понятие «провокация к совершению преступления». Так, по Федеральному закону No 144-ФЗ об оперативно-розыскной деятельности (1995 год), это побуждение, склонение к преступным действиям.

Верховный суд РФ также уделил этому внимание. Пленум N 14 по наркотикам (2006 год) напомнил правоохранителям, что они не должны своими действиями формировать у человека преступные умыслы. Пленум N 24 о взятке (2013 год) трактует провокацию как действия, без которых обвиняемый не совершил бы преступление.

Можно ли с помощью провокации получать доказательства?

Полученные путём провокации доказательства недопустимы согласно Уголовно-процессуальному кодексу. Однако необходимо доказать, что провокация имела место, допросив сотрудников, которые вели оперативно-розыскную деятельность.

Чем различаются провокация и фальсификация?

Провокация — действия, которые подталкивают человека совершить преступление. После провокации преступный умысел уже есть, и он реализуется.

Фальсификация — создание ложных доказательств преступления, которое человек на самом деле не совершал.

Защита от провокации по статье «сбыт наркотиков»

Любого потребителя можно обвинить в сбыте наркотиков по статье 228.1 УК РФ. К сожалению, эта статья очень «популярна» в плане провокаций: часто по ней осуждают не наркоторговцев, а тех, кто даже не планировал заниматься продажей.

Обвиняемым может оказаться заядлый наркоман, случайный потребитель или же тот, кто просто притронулся к запрещённому веществу. Любой, кто проявляет интерес к наркотикам, сильно рискует: сбыт карается зачастую даже суровее, чем убийство.

Формально сбыт — любой эпизод, когда человек передаёт или пытается передать кому-то наркотик. Обстоятельства позволяют правоохранителям вместо статьи 228 (приобретение и хранение без цели сбыта) использовать статью 228.1 (сбыт) с гораздо более суровыми наказаниями.

Как провоцируют обвиняемого?

На практике провокация выглядит просто. Человек, близкий к сотрудникам полиции (провокатор, агент) начинает склонять будущего обвиняемого к тому, чтобы тот продал, передал ему наркотик. Провокатор может писать, звонить, просить при личной встрече.

Чаще всего провокациями занимаются те, кто уже обвинён в уголовных преступлениях, знакомые сотрудников полиции или же лица, которых регулярно привлекают к такой деятельности.

Ещё один вариант провокации — «проверочные закупки», проведённые несколько раз подряд. Обвиняемому намеренно позволяют совершать преступные действия, накапливая серию эпизодов.

Факт провокации имеет принципиальное значение, удалось ли доказать, что обвиняемого склонили, побудили совершить преступление. Если да, то доказательства, которые получили с помощью провокации, признают недопустимыми и исключают из приговора.

Как реагируют на провокации суды?

Российские суды, к сожалению, чаще всего игнорируют провокации. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), напротив, стремится их не допускать. Более того, ЕСПЧ подчёркивает, что в России проблема провокаций является структурной.

Плюс в том, что, согласно Уголовно-процессуальному кодексу (413-я статья), решение ЕСПЧ способно создать обстоятельства, после которого приговор необходимо пересмотреть. Даже соответствующие поправки о недопустимости провокаций появились после решения ЕСПЧ по делу «Ваньян против РФ» в 2005 году.

В отличие от российских судов, ЕСПЧ придерживается принципа, согласно которому сотрудники полиции должны предоставлять суду проверяемые основания и мотивы оперативно-розыскной работы. Российские же суды часто верят сотрудникам полиции на слово.

Что делать, чтобы защититься от провокации?

Ссылаться на ЕСПЧ, пока идёт следствие или оперативная работа, практически бесперспективно. Гораздо актуальнее подавать ходатайства к следствию и суду с целью:

  • предоставить полные документы оперативного учёта;
  • допросить сотрудников полиции по обстоятельствам провокации;
  • допросить агента о его отношениях с правоохранителями и с обвиняемым, выяснить детали «сбыта»;
  • изучить аудио и видеозаписи оперативно-розыскных мероприятий — иногда фраза или даже слово, «упущенные» при составлении протокола, рушат позицию обвинения;
  • запросить историю телефонных переговоров агента и сотрудников полиции — когда происходили разговоры, кто первый выходил на связь.
Читайте также:  Отказ в аттестации на высшую категорию

Борьба против провокаций осложнена тем, что в России детали «проверочных закупок» не регламентированы законом. Но даже оказавшись в трудном положении, следует предпринять максимум усилий ещё до того, как придётся обращаться в ЕСПЧ.

Что делать, чтобы защититься от провокации?

Проголосуйте, чтобы увидеть результаты

Нам необходимо принятие в УК РФ статьи об уголовной ответственности за провокацию к совершению преступления, т.к. на сегодняшний день проблема достигла своего апогея.

Верховный суд дал понятие полицейской провокации

Такие рекомендации содержатся в опубликованном высшей судебной инстанции обзоре судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Еще одна новость с полей невидимого фронта: по мнению Верховного суда России, даже если спецслужбам надо “всего лишь” “пробить” человека по номеру или узнать, где “бродил” сотовый телефон, они должны получить судебное решение. Иначе обвинения будут бездоказательны.

Родина слышит, Родина знает

Некоторые эксперты утверждают, мол, сегодня спецслужбы могут подключиться к чему угодно – телефону, компьютеру, да хоть телевизору. Так что говорить по сотовому дескать то же самое, что кричать на улице. Потенциальных слушателей на трубке может оказаться гораздо больше, чем можно себе представить.

Так или нет, кто же из нас, простых смертных, знает. Технические возможности спецслужб – тайна за семью печатями. И не только у нас, везде рыцари секретного образа предпочитают хранить молчание по поводу своих возможностей. Как бы то ни было, не стоит недооценивать и бюрократию секретных служб. Любая информация у них заносится в дело, а дело должно быть соответствующим образом оформлено. И если где-то положено подшивать решение суда с разрешением, значит, такое решение будет подшито.

К тому же любая информация, если по-хорошему, рано или поздно должна быть как-то реализована. А если прослушка получена в обход суда, как доказательство ее не примут. Еще нюанс: технические возможности специального ведомства не означают, что любой лейтенант там, щелкнув пальцем, может включить большие уши.

Следователям же процедура обязательна тем более. В каком бы они ни были звании. И здесь возникает принципиальный вопрос: может ли правоохранитель прийти в сотовую компанию, показать корочку, и забрать, скажем, данные по соединениям абонента? Или просто узнать фамилию человека по номеру сотового телефона….

Высшая судебная инстанция, изучив правовую ситуацию, сделала однозначный вывод: даже в таких казалось бы “мелочах” решение суда обязательно. Ведь “получение данных сведений связано с вторжением в личную жизнь и влечет ограничение конституционных прав граждан на тайну телефонных переговоров”.

Для справки, в прошлом году суды выдали 326 тысяч 195 разрешений на ограничении в рамках оперативно-розыскной деятельности конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи. Еще 140 тысяч 47 разрешений на контроль телефонных разговоров было выдано в рамках следственных действий. Здесь записи прямиком ложились в уголовное дело.

Провокаторам отбой

Весьма болезненный вопрос – провокации спецслужб. Верховный суд страны постарался найти грань между обычной оперативно-розыскной деятельностью, когда преступника пытаются вывести на чистую воду, и провокаций. Это – когда под статью подводят фактически постороннего человека.

В обзоре судебной практики приведен пример подобной провокации. Некий гражданин, как потом он объяснял на суде, хотел купить компьютер ребенку. Но продавец – электроника покупалась с рук – решительно заявил, что отдаст компьютер только за наркотики. А денег ему не надо.

Покупатель – делать нечего – купил у цыган героин и отнес продавцу. Но вместо компьютера человек получил срок. Продавец, как выяснилось, работал на спецслужбе. А купля-продажа была чистейшей воды провокацией.

Как выяснилось, никогда раньше покупатель не был замечен в сбыте наркотиков. “В приговоре не содержатся доказательства того, что Ф. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции, – говорится в обзоре Верховного суда. – Из этого следует, что действия Ф. по существу были спровоцированы сотрудниками милиции, фактически совершавшими подстрекательство к совершению Ф. сбыта наркотика. Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства. Действия Ф., совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся во втором абзаце пункта 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14”.

Поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор и последующие судебные решения по делу в части сбыта наркотического средства, а дело прекратила за отсутствием состава преступления. Однако этот же приговор в части осуждения Ф. за незаконное приобретение и хранение наркотиков остался в силе.

Как поясняет Верховный суд, значительное количество поступающих в суды уголовных дел в отношении лиц, обвиняемых в сбыте наркотических средств, возбуждается в результате оперативно-розыскных мероприятий (преимущественно проверочных закупок).

В каждом случае, когда в качестве доказательств по уголовному делу используются результаты оперативно-розыскной деятельности, суды обязаны оценивать возможность использования результатов данных мероприятий в качестве доказательств по уголовному делу. Иными словами, смотреть, законно ли действовали оперативники. Не перешли ли они где-то грань?

“Проведение проверочной закупки, как правило, обусловлено необходимостью выявления лица, занимающегося незаконной реализацией наркотических средств, а также документирования его противоправной деятельности, – говорится в обзоре. – Для проведения указанного ОРМ требуются данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении которого планируется провести закупку, а также следует закрепить эти данные, придать им такую процессуальную форму, которая позволит в будущем признать их доказательствами по делу”.

Провокация – одно из самых опасных нарушений, совершаемых оперативниками. По мнению высшей судебной инстанции, под ней судам следует понимать подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, направленных на передачу наркотических средств сотрудникам правоохранительных органов (или лицам, привлекаемым для проведения ОРМ).

Для справки

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, судами общей юрисдикции в 2011 году за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и сильнодействующих средств, по ст. 228-234 УК РФ осуждено 134 474 лица. Из них для 103580 лиц обвинение в этом преступлении являлось наиболее тяжким из вмененных составов обвинения. Еще 30 894 лица осуждены за совершение этих преступлений в совокупности с другим более тяжким преступлением. Количество осужденных за такие преступления в сравнении с 2010 годом практически осталось на прежнем уровне (снижение числа осужденных на 0,9 %).

Можно ли нести ответственность за провокацию?

1) Недавно я наткнулся на канал “Лев против “. Ведущий – Михаил лазутин откровенно провоцирует людей на совершение преступления или административного правонарушения. молодой Провокатор является подстрекателем по 33 УК РФ.

а) Провокация является только смягчающим обстоятельством или провокатор может нести ответственность ?

б) Есть канал на ютубе под названием “Романус” , его часто обвиняют в провокации, но я так не думаю. Являются ли его действия провокационными ?

а) черты отличия мелкого хулиганства от “большого”.

б) что обязательно должно пристутчтвовать в “большом” хулиганстве , в отличие от мелкого.

    15 суток за мелкое хулиганство, 213 УК РФ хулиганство, Административная и уголовная ответственность
  • Поделиться

Ответы юристов ( 4 )

  • 507 ответов
  • 137 отзывов

Добрый вечер, ответственность за провакацию имеет место быть в современном российском законодательстве. Только необходимо совершение самого преступления, а затем необходимо доказать причино-следственную связь между действиями подстрекателя и действиями лица совершившего преступление.

  • 7,8 рейтинг
  • 7743 отзыва

Уголовно наказуемое хулиганство отличается от мелкого хулиганства наличием специальных признаков: оно может быть совершено либо с применением оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, либо если оно совершено на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования (подробнее — см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»):

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:
а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
(в ред. Федерального закона от 03.04.2017 N 60-ФЗ)

в) на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования, — (пп. «в» введен Федеральным законом от 03.04.2017 N 60-ФЗ)

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок;
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(часть первая в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 211-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, — наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Читайте также:  негативное воздействие на окружающую среду

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Провокация преступлений сотрудниками правоохранительных органов

Провокация преступления со стороны сотрудников правоохранительных органов достаточно распространена в правоприменительной практике. Особенную актуальность данная проблема имеет по делам о наркотиках, а именно по делам о преступлениях по ст. 228 Уголовного кодекса РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов»), ст. 228.1 УК РФ («Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов»).

Также провокация часто встречается по делам о взятках и коммерческом подкупе (ст. 204, 290, 291 УК РФ), нарушении авторских и смежных прав (ч.2 ст. 146 УК РФ) и других.

24 июля 2007 года был принят Федеральный закон №211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму», согласно которому в закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (статью 5) внесены дополнения, согласно которым органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).

То есть провокация преступления законодательно признана незаконным методом ведения оперативно-розыскной деятельности. Однако, несмотря на это, до сих пор очень часто полученные в результате провокации преступления доказательства используются в ходе предварительного следствия, а потом нередко идут в основу обвинительного приговора суда.

Цель настоящей статьи – дать краткие правовые рекомендации для защиты в рамках уголовного дела, возбужденного в результате провокации преступлений.

Большой интерес по данному вопросу представляет дело «Ваньян против Российской Федерации», рассматривавшееся в Европейском суде по правам человека. В 1999 году Григорий Ваньян был осужден Коптевским судом Москвы к семи годам лишения свободы за незаконное приобретение, хранение с целью сбыта и сбыте наркотических средств в особо крупных размерах. Основными свидетелями на процессе выступали сотрудники милиции. Как выяснилось, они для проведения контрольной закупки подговорили знакомую подсудимого, чтобы она попросила Ваньяна купить ей героин. Мужчина согласился, и когда передал женщине наркотик, а взамен получил деньги, тут же был задержан.

Приговор суда первой инстанции был обжалован. В 2000 году после вмешательства Верховного суда президиум Мосгорсуда пересмотрел дело, переквалифицировал действия Ваньяна на более мягкую статью, признав, что осужденный приобрел и хранил у себя наркотик без цели последующего его сбыта. Наказание было снижено до двух лет лишения свободы.

Подсудимый подал жалобу в Европейский суд по правам человека, который по результатам рассмотрения дела признал, что в отношении подсудимого было допущено нарушение его права на справедливое судебное разбирательство (ч.1 ст.6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод»).
Выводы, сформулированные судом в Постановлении по делу “Ваньян против Российской Федерации” от 15 декабря 2005 года, представляют чрезвычайную важность для практики. Приведу наиболее важные положения, которые могут применяться в защите не только по делам, связанным с наркотиками, но и по иным категориям преступлений.

Европейский Суд пришел к выводу, что “если преступление было предположительно спровоцировано действиями тайных агентов, и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-то вмешательства, то эти действия уже не являются деятельностью агента и представляют собой подстрекательство к совершению преступления. Подобное вмешательство и использование его в уголовном процессе могут привести к тому, что будет непоправимо подорван принцип справедливости судебного разбирательства”.

Суд также указал, что “не было доказательств того, что … у милиции были основания подозревать заявителя в распространении наркотиков. Простое заявление сотрудников милиции в суде о том, что они располагали информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков, которое, судя по всему, не было проверено судом, не может приниматься по внимание… Поэтому Европейский Суд сделал вывод, что милиция спровоцировала приобретение наркотиков… Таким образом, вмешательство со стороны милиции и использование полученных вследствие этого доказательств при рассмотрении уголовного дела против заявителя непоправимо подрывало справедливость судебного разбирательства“.

Европейский суд признал, что по делу Ваньяна имело место нарушение пункта 1 статьи 6 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 14 ноября 1950 года (принцип справедливого судебного разбирательства).

Российская Федерация является участницей данной Конвенции, которая ратифицирована Федеральным Законом РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 года. В соответствии с пунктом 4 статьи 15 Конституции РФ и пунктом 3 статьи 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ и имеют приоритет над национальным законодательством, в том числе Уголовно-процессуальным кодексом.

В деле “Худобин против Российской Федерации” (Постановление Европейского Суда от 26 октября 2006 г.) суд также отметил, что сотрудники милиции могут действовать тайно, но не заниматься подстрекательством.

В п.10 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.10.2003 №5 “О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации” сказано, что “Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод“.

Решение Европейского суда по делу “Ваньян против Российской Федерации” определенным образом повлияло на отечественную судебную практику.

После его принятия Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении от 15 июня 2006 года №14 (п.14) сформулировал, что результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Практика Верховного суда как надзорной инстанции по делам о наркотиках также содержит примеры признания действий сотрудников милиции в качестве провокации преступлений (Определения Верховного суда от 13 февраля 2008 г. N 83-Д08-2, от 22 октября 2007 г. N 83-Д07-18), что нарушает принцип справедливости судебного разбирательства и влечет оправдание по предъявленному в этой части обвинению.
В данных определениях Верховный суд, прекращая уголовные дела, отметил, что отсутствуют данные свидетельствующие о том, что подсудимый совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции. Какие-либо иные данные, свидетельствующие о том, что подсудимый совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц, отсутствуют.

Возникает вопрос – где же граница между провокацией и законными действиями сотрудников правоохранительных органов по работе с оперативной информацией? Ведь без эффективной и хорошо налаженной оперативно-розыскной деятельности невозможна борьба с преступностью. Как отличать законные оперативно-розыскные мероприятия (например, в форме проверочной закупки или оперативного эксперимента) от провокации?

Для установления провокации необходимо прежде всего дать ответ на два вопроса: “Было бы совершено преступление без создания искусственных условий?” и “Решилось бы лицо на совершение преступления без подстрекательства, помощи или иного содействия оперативных сотрудников”? Только при твердом положительном ответе на оба данных вопроса можно говорить об отсутствии провокации.
Провокация имеет место, если умысел на совершение преступления изначально отсутствовал и сформировался исключительно в результате действий оперативных сотрудников правоохранительных органов. Главный вопрос в том – от кого исходит инициатива. Лицо должно самостоятельно начать преступную деятельность без какого-либо внешнего вмешательства. Оперативно-розыскные мероприятия должны ставить под контроль уже происходящие криминальные процессы, но не способствовать и, тем более, не провоцировать совершение преступлений.

Распространенность провокаций преступлений на практике может говорить только о низком качестве правоохранительной деятельности. Для правового государства нельзя признать приемлемой ситуацию, когда преступление совершается в результате содействия/провокации/подстрекательства оперативных сотрудников, а потом раскрывается органами предварительного расследования. Более того, практика искусственного создания преступлений и их последующим раскрытием только вредит настоящей борьбе с преступностью.

Данная трактовка провокации преступлений полностью сочетается с принципом презумпции невиновности человека, установленном ст. 14 Уголовного-процессуального кодекса РФ и ст. 49 Конституции РФ, согласно которому обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, а все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.

Однако в виду общего обвинительного уклона в системе современного российского уголовного судопроизводства, при ничтожно малом количестве оправдательных приговоров, суды первой и кассационной инстанции в подавляющем большинстве случаев становятся на сторону государственного обвинения и выносят обвинительные приговоры даже при признаках провокации преступлений.

Тем не менее следует защищать свои права, ссылаясь на принцип справедливого судебного разбирательства, установленный статьей 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и практику Европейского Суда по правам человека, признающего недопустимость провокации преступлений в сфере уголовного судопроизводства.

Если какое-либо деяние было совершено в результате провокации, то уголовное преследование лица является незаконным, а доказательства полученные в результате провокации или иной незаконной оперативно-розыскной деятельности – незаконными, то есть не соответствующими пункту 1 статьи 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод».

Доказательства же, полученные в нарушение закона, являются недопустимыми (статья 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Более того, провокация свидетельствует об отсутствии умысла на совершение преступления.

Таким образом, любые действия по провокации или искусственному созданию условий для совершения преступления являются неправомерными и влекут незаконность дальнейшего уголовного преследования.

Ссылка на основную публикацию