Что такое принцип «эстоппель» и когда он применяется

Эстоппель: ВС рассказал, где его надо применять

Эксперты “Право.ru” отмечают, что суды общей юридикции редко применяют такой правовой принцип, как эстоппель, в отличие от арбитражей. На примере земельного спора из Краснодарского края Верховный суд объясняет нижестоящим инстанциям, когда новый для российского законодательства правовой институт можно использовать. ВС обратил внимание и на другие нарушения в акте краевого суда.

В 2013 году в российском законодательстве появился новый правовой институт под названием эстоппель (п. 5 ст. 166 ГК). Эта новация, являясь продолжением принципа добросовестности, распространилась как на материальное право, так и на процессуальное. Если говорить о процессуальном эстоппеле, то его можно применить, начиная с того момента, когда спор дошел до апелляционной инстанции, поясняет Евгений Пугачев, руководитель практики “Земля.Недвижимость.Строительство” юрфирмы “Интеллектуальный капитал”. Суть такого института заключается в том, что сторона разбирательства не сможет реализовать свое право в апелляции, если не пыталась это сделать в первой инстанции. Подобная ситуация и возникла в земельном споре из Краснодарского края.

Эстоппель (от англ.«estop» — лишать права выдвигать возражения) – правовой принцип, согласно которому лицо теряет право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своей позиции.

Началось все еще в 2006 году, когда колхоз «Память Ленина» арендовал 0,5 га земли в селе Новоленинский Краснодарского края. Этот участок находился в общей долевой собственности местных жителей, поэтому арендодателями выступили сразу несколько десятков человек. Спустя три года, несколько владельцев этой земли ее поделили и зарегистрировали право собственности на свои части недвижимости. После успешного разделения участка новые земли передали в аренду ЗАО «Лебяжье-Чепигинское». Таким образом, «Память Ленина» лишился возможности пользоваться ранее арендованными территориями.

Колхоз не согласился со сложившейся ситуацией и оспорил разделение единого участка в судебном порядке. Тимашевский районный суд в 2009 году признал тремя решениями выделы земельных долей недействительными и постановил отменить арендные соглашения с «Лебяжье-Чепигинское». Однако новый арендатор не спешил выполнять принятые судебные решения и продолжал пользоваться землей.

Борьба за единство

В начале 2016 года колхоз «Память Ленина» стал банкротом (дело № А32-2426/2009) и потерял возможность добиться исполнения судебных актов 2009 года. Тогда уже другие сособственники 0,5 га земли во главе с Андреем Исаевым* обратились в Тимашевский райсуд с иском к «Лебяжье-Чепигинское», потребовав восстановить единый участок и право общей долевой собственности на него. Ответчик с такими требованиями согласился, удовлетворила их и первая инстанция (дело № 2-813/2016). Суд сослался на то, что еще в 2009 году выдел долей из единой недвижимости признали недействительным, поэтому участок надо вернуть в прежние границы. Но после такого решения «Лебяжье-Чепигинское» изменило свое мнение по этому спору и обжаловало акт первой инстанции в апелляцию.

Краснодарский краевой суд решил, что истцам в этом деле надо отказать. Апелляционная инстанция указала на то, что заявители в рассматриваемом споре не доказали, как ответчик нарушил их права по пользованию землей (дело № 33-16849/2016). Апелляция подчеркнула, что «Лебяжье-Чепигинское» не меняло границы участка в 0,5 га, так как это сделали другие его сособственники, а возможное удовлетворение иска может затронуть их права.

Проглядели эстоппель

Исаев и соистцы не согласились с актом апелляции, обжаловав его в Верховный суд. ВС в первую очередь обратил внимание на то, что апелляция безмотивировочно квалифицировала заявленный иск как негаторный (об устранении препятствий по пользованию имуществом). Хотя первая инстанция, наоборот, посчитала эти требования «применением последствий недействительности сделки». Судьи ВС пояснили, что абстрактное утверждение о том, будто удовлетворение иска нарушит права третьих лиц, неверно (дело № 18-КГ17-68). Апелляции нужно было установить, кто именно владеет долями в праве собственности на участок и привлечь этих лиц к делу, отметил ВС.

Помимо этого нижестоящий суд не оценил возможность применить в этом споре процессуальный эстоппель, посчитала Судебная коллегия по гражданским делам ВС. Судьи ВС указали на то, что в первой инстанции ответчик согласился с требованиями истца, а после решения Тимашевского райсуда «Лебяжье-Чепигинское» поменяло свою позицию, подав апелляционную жалобу.

“Тройка” судей под председательством Вячеслава Горшкова отменила акт апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Краснодарский краевой суд (прим. ред.пока еще не рассмотрено).

Эксперты “Право.ru”: “ВС обоснованно обратил внимание на недобросовестность ответчика”

Суды общей юрисдикции менее охотно применяют эстоппель, нежели арбитражные суды, отмечает юрист АБ “Линия Права” Фаррух Саримсоков. По его мнению, рассматриваемое решение ВС может стать триггером, чтобы усилить использование обсуждаемого правового института. Юрист петербургской практики “Пепеляев Групп” Вадим Инсаров предупреждает, что процессуальный эстоппель должен использоваться с осторожностью и в исключительных случаях. В частности, когда речь идет об очевидном и грубом злоупотреблении со стороны участника спора. Юрист уверен, что в этом деле не стоит применять обсуждаемый институт. По его словам, ответчик мог изменить свою позицию в апелляции по самым разным причинами, которые могут быть и не связаны с недобросовестностью. Буквальное восприятие позиции ВС нижестоящими судами может ограничить право сторон на судебную защиту, что приведет к серьёзным негативным последствиям, добавляет Инсаров.

Противоположного мнения придерживается юрист КА “Юков и партнеры” Александра Воскресенская. Она считает, что в этом споре ВС обоснованно обратил внимание на недобросовестное поведение ответчика: «Изменение процессуальной позиции «Лебяжье-Чепигинское» являлось для истца непредвидимым и затруднило выработку по делу собственных доводов для их представления в апелляции». Эксперт подчеркивает, что сторону разбирательства нужно заранее уведомлять обо всех значимых для процесса действиях: «Это обеспечит справедливое судебное разбирательство, основанное на принципах состязательности и равноправия».

Процессуальный эстоппель в российской практике

Есть у человека нечто такое, что не подчиняется большинству, — это его совесть.
Из книги «Убить пересмешника» Харпер Ли.

Введение. Ниже приведено обобщение судебной практики по вопросу применения принципа “эстоппель” в арбитражном процессе. К сожалению, в российском процессе иногда приходится сталкиваться с непоследовательным поведением со стороны участников. Риск штрафа или возложения судебных издержек редко сдерживает желание оппонентом вести себя недобросовестно. При этом, применение в процессе запрета противоречивого поведения может помочь разрешить эту проблему.

1. Кратко о процессуальном эстоппеле. Процессуальный эстоппель – это утрата права на возражение при недобросовестном или противоречивом поведении в процессе. В результате недобросовестное лицо не может реализовать свое право.

Процессуальный эстоппель в российском праве можно вывести из системного толкования положений ст. 41, ч.3.1 Ст.70 АПК РФ. Как указано в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 19.11.2018 N Ф05-20176/2018 по делу N А40-200515/17 принцип «эстоппель» в процессе представляет собой запрет ссылаться на обстоятельства, которые ранее признавались стороной бесспорными, исходя из ее действий или заверений.

ВС РФ в своей практике также ориентирует на предъявление к участникам спора требования о непротиворечивости своего поведения в процессе (Определение СКГД Верховного Суда РФ от 25.07.2017 №18-КГ17-68). В практике СКЭС ВС РФ таких примеров не встретил, однако по многим из ниже перечисленных судебных актов есть определения об отказе в передаче в СКЭС ВС РФ. Итак, ниже приведено обобщение судебной практики относительно применения принципа в арбитражном процессе. Практика подобрана в зависимости от типа поведения.

Противоречивая правовая оценка одних и тех же обстоятельств. Злоупотребление правом может быть доказано, если изменение позиции относительно природы правоотношений связано с преследуемым результатом (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.02.2019 N Ф08-160/2019 по делу N А53-26054/2017; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24.09.2018 N Ф09-5098/18 по делу N А50-17959/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.04.2019 N Ф05-3861/2019 по делу N А40-148674/2018). Процессуальный эстоппель будет применен также в случае, когда одна из сторон меняет свою позицию относительно методики расчета, если в рамках иного спора согласилась с расчетом другой стороны (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12.09.2018 N Ф09-5835/18 по делу N А76-24037/2017).

Изменение позиции в первой инстанции, “параллельная” правовая оценка. Противоречивое поведение стороны может стать основанием для отказа в реализации права в случае, когда это связано с необоснованным изменением позиции или дачей противоречащих пояснений в суде первой инстанции (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19.02.2019 N Ф09-6411/18 по делу N А76-22580/2016; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13.12.2018 N Ф09-468/18 по делу N А50-7536/2016).

Неоспаривание фактов и последующее опровержение. Изменение в суде апелляционной инстанции позиции по фактическим обстоятельствам может стать основанием для критической оценки суда доводов стороны (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.05.2019 N Ф05-2084/2019 по делу N А40-242498/2017, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.04.2019 N Ф09-1278/19 по делу N А47-9650/2017). Это касается и ситуации, когда в первом судебном заседании заявил об одних фактах, а в другом – изменил свои пояснения, представил дополнительные доказательства, опровергающие логику первых пояснений (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2017 N 15АП-9094/2016 по делу N А32-536/2016). Неоспаривание обстоятельств в суде первой инстанции и последующее изменение процессуальной позиции при апелляционном или кассационном рассмотрении также является злоупотреблением правом (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 13.06.2019 N Ф10-1893/2019 по делу N А08-13778/2017, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.06.2019 N Ф05-7904/2019 по делу N А40-175035/2018).

Умолчание о фактах, с которыми закон связывает необходимость осуществления судом определенных процессуальных действий. В качестве примера можно привести Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2019 N Ф05-1233/2019 по делу N А40-24370/2018. Ответчик в рамках предыдущих спорах не возражал против компетенции Арбитражного суда города Москвы. Впоследствии, в рамках уже иного спора с тем же составом участников по тем же обстоятельствам было заявлено о наличии третейской оговорки. Суд отклонил ходатайство ответчика и не прервал производство. В другом споре суд отказал в удовлетворении ходатайства об оставлении искового заявления без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования, поскольку ответчик и третье лицо не заявили об этом своевременно (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.02.2016 N Ф05-20837/2015 по делу N А41-10942/2015).

2. Эстоппель и банкротство. Как известно, материальный эстоппель в банкротстве не применяется (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 08.02.2018 N 305-ЭС17-15339 по делу N А40-176343/2016), поскольку положения законодательства о банкротстве в части специальных оснований недействительности сделок направлены на защиту третьих лиц.

При этом, процессуальный эстоппель судами при рассмотрении дел о банкротстве допускается. Пример 1. Изменение кредитором своей правовой позиции в ходе рассмотрения дела, не может расцениваться судом, как добросовестное поведение.

Такое противоречивое и непоследовательное поведение кредитора, выраженное в заявлении противоречивых позиций в рамках одного производства по делу о банкротстве, не может быть принято судом и подлежит отклонению, в том числе и в силу принципа эстоппеля – утраты лицом права ссылаться на какие-либо обстоятельства (заявлять возражения) в рамках гражданско-правового спора, если данные возражения существенно противоречат его предшествующему поведению. (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.05.2019 N Ф05-11331/2017 по делу №А41-11009/2016).

Пример 2. В другом деле Арбитражный суд Северо-Кавказского округа пришел к выводу о наличии оснований для процессуального эстоппеля в связи с изменением позиции в обособленном споре в рамках дела о банкротстве по сравнению с ранее поддерживаемой позицией в другом споре.

В ходе обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя кредитор (он же один из учредителей должника) настаивал на наличии признаков несостоятельности должника. При этом, прежде, при обжаловании акта о введении процедуры наблюдения, то же лицо ссылалось на достаточность имущества и отсутствие оснований для банкротства. (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.12.2018 №Ф08-10626/2018 по делу №А53-23444/2016).

Выводы. При построении правовой позиции нужно учитывать позицию клиента в предыдущих спорах (по меньшей мере, в отношении правовой оценки обстоятельств, входящих в предмет спора). На начальном этапе не стоит готовить исчерпывающую правовую оценку всех доводов до получения отзыва от другой стороны.

Читайте также:  Еще раз о счетах-фактурах и УСН

Вопросы. – Как отличить в рамках дела о банкротстве материальный эстоппель от процессуального? Например, конкурсный управляющий не расторгает договор аренды, нарушающий ст. 64 Закона о банкротстве, а затем в ходе процесса о признании сделки недействительной, инициированного третьим лицом, меняет свое поведение?

– Будет ли процессуальный эстоппель, если конкурсный управляющий не заявил возражений о мнимости сделки, о злоупотреблении правами против заявления кредитора о включении в реестр требований, а затем выходит с иском о признании сделки недействительной (в том числе по основаниям ст. 10, ст.168, ст. 170 ГК РФ)?

– Если кредиторы на собрании кредиторов приняли решение об одобрении отчета конкурсного управляющего, лишает ли это кредиторов права на жалобу на действия арбитражного управляющего (по меньшей мере, в части доводов о несоответствии отчетов требованиям законодательства)?

Что такое принцип «эстоппель» и когда он применяется

Ключевые слова: ЭСТОППЕЛЬ; ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ; ПЕРЕМЕНЧИВОЕ ПОВЕДЕНИЕ; СДЕЛКА; НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ; ESTOPPEL; GOOD FAITH; CHANGEABLE BEHAVIOR; TRANSACTION; INVALIDITY.

Особенностью современных гражданских правоотношений является предъявление к их участникам требования о добросовестном поведении, которое в свою очередь способствует поддержанию стабильности и правовой определенности гражданского оборота в целом.

Одним из средств достижения устойчивости коммерческого оборота является правило Эстоппель (estoppel), которое лишает сторону права заявлять возражения, ссылаться на обстоятельства и факты, которые были ей ранее известны и с которыми она согласилась. Устанавливая запрет на противоречивое и переменчивое поведение, эстоппель защищает участников гражданских правоотношений от недобросовестных контрагентов, внося определенную конкретику в сложившиеся правоотношения.

Вместе с тем, недостаточная изученность доктрины эстоппель учеными-юристами препятствует формированию единых правовых позиций судов, однообразному применению соответствующих норм гражданского законодательства. Именно поэтому актуальным представляется теоретическое изучение принципа эстоппель, его характеристик, а также, непосредственно, значения данного принципа при оспаривании сделок. Цель исследования состоит в изучении генезиса эстопелля, условий его применения, а также анализе практики его применения судами Российской Федерации в делах об оспаривании сделок.

Изначально эстоппель зародился в международном публичном праве, где выступал лишь проявлением принципа добросовестного исполнения обязательств по международному договору. Так, согласно статье 45 Венской Конвенции о праве международных договоров государство утрачивало право ссылаться на какие-либо факты или обстоятельства в обоснование своих международных притязаний [1].

В частно-правовой сфере принцип был впервые применен в английском прецедентом праве. При этом еще в 1980 г. лорд Альфред Томпсон Деннинг подчеркнул, что термин «эстоппель» происходит от того же корня, что и слово «стоп», а именно от его французского аналога «estoup». Доктрина эстоппеля была так названа потому, что применялась в Англии именно для целей препятствования стороне по делу представлять доказательства, противоречащие предыдущим ее заявлениям, утверждениям, изложениям какой-либо информации [7, С. 5].

Для российской правовой системы принцип эстоппель является новеллой, поскольку впервые был закреплен законодательно лишь в 2013 г. Так, в п. 2 и 6 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) [3] законодатель раскрывает две ситуации эстоппеля: эстоппель при оспаривании сделок и эстоппель при заявлении о недействительности сделки.

В соответствии с п. 2 ст. 166 ГК РФ сторона, которая прежде хотела сохранить сделку, не вправе ее оспаривать по основаниям, о которых она знала или должна была знать.

В п. 5 ст. 166 ГК РФ законодатель указал, что заявление о недействительности сделки со стороны лиц, которые действуют недобросовестно, не имеет правового значения. Недобросовестным в частности является такое поведение стороны сделки, которое давало основание другой стороне полагаться на ее действительность. Указанная норма призвана защитить добросовестного контрагента, который полагался на заверения другой стороны и намеревался исполнить сделку. Таким образом, законодательно подтверждается позиция большинства ученых о том, что эстоппель выступает своеобразной санкцией за нарушение принципа добросовестности.

С целью развития и дополнения общих положений об эстоппеле, в 2015 г. ГК РФ [3] дополняется рядом новых норм. Например, п. 2 ст. 431.1 содержит запрет для стороны, принявшей от контрагента исполнение по договору, требовать признание договора недействительным. Стоит отметить, что указанная норма весьма схожа с вышеприведенными положениями статьи 166 ГК РФ, однако является специальной и направлена на правовое регулирование исключительно предпринимательских договоров.

В соответствии с п. 3 ст. 432 ГК РФ сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

Однако для полноценного применения принципа эстоппель одного только нормативного закрепления отдельных положений в отечественном законодательстве недостаточно. Необходимо выделить ряд признаков (элементов), с помощью которых можно квалифицировать наличие либо отсутствие ситуации эстоппель. В самом общем виде можно выделить 4 элемента:

1. Наличие у стороны явной, четко выраженной модели поведения, недвусмысленного отношения к определенным обстоятельствам, вопросу факта и права. Наиболее часто такое поведение состоит в конклюдентном действии. То есть лицо выражает свою волю вступить в правоотношение не в устной или письменной форме, а поведением, из которого явствует такое намерение. Выражая свою волю с помощью конклюдентных действий, лицо создает для своего контрагента нестабильную ситуацию, поскольку в дальнейшем он попадает в определенную зависимость — сторона в любой момент может заявить о порочности правоотношения [5].

2. Совершение контрагентом определенных действий либо, наоборот, отказ от их совершения, добросовестно положившись на выбранную модель поведения первой стороны.

3. Факт изменения первоначальной позиции стороны, наличие противоречий между выбранной раннее моделью поведения и новой позицией. При этом Городилова [2] отмечает, что совершенно не важно, осознает ли сторона, что она своими непоследовательными действиями вводит в заблуждение контрагента, понимает ли она возможность наступления последствий. Значение для эстоппеля имеет только сам факт изменения поведения, а не его причины или намерения стороны.

4. В результате непоследовательного и противоречивого поведения первой стороны контрагенту причинен ущерб. Прослеживается причинно-следственная связь между полученным ущербом и фактом изменения первоначального поведения. Однако ряд ученых настаивает на том, что наступление ущерба – необязательное условие для применения эстоппеля, достаточно лишь угрозы наступления ущерба для добросовестной стороны.

Тем не менее, проанализировав положения Гражданского кодекса и сложившуюся судебную практику, можно выделить несколько наиболее распространенных ситуаций, при которых принцип эстоппель не позволит оспорить сделку или признать ее недействительной.

Во-первых, это ситуация, при которой сторона принимает исполнение по договору от своего контрагента, а затем ссылается на его недействительность. Такая ситуация, безусловно, встречается чаще всего в гражданском обороте, о чем свидетельствует многочисленная правоприменительная практика судов РФ. Факт принятия исполнения по договору может подтверждаться различными действиями, среди которых подписание накладных и актов приема-передачи, перевод денежных средств в качестве оплаты по договору и т.д.

Вместе с тем, судебная практика исходит из того, что активный отказ от принятия исполнения договора от контрагента (например, отказ от получения товаров, работ, услуг) позволил бы стороне ссылаться на его недействительность, то есть эстоппель бы не применялся. В постановлении АС Московского округа от 23.03.2017 № Ф05-1169/2017 по делу № А40-96380/2016 [6] требования истца о признании дополнительного соглашения недействительной сделкой не были удовлетворены, поскольку он не предпринял никаких действий по возврату ответчику товара.

Во-вторых, это ситуация, при которой сторона является заведомо недобросовестной. Например, если контрагент заранее осведомлен о каких-либо изъянах или обременениях предмета договора, но тем не менее вступает в договорные отношения, а затем оспаривает заключенный договор по соответствующим основаниям. Суд, признав такое поведение заведомо противоречивым и непоследовательным, имеет все основания ограничить возможность оспаривания, применив эстоппель.

В-третьих, это ситуация, когда сторона настаивает на недействительности сделки лишь по факту предъявления к ней определенных исковых требований. В данном случае заявление выступает своеобразным способом избежать исполнения обязанностей по договору. В частности суды вправе применить принцип эстоппель, если стороной был предъявлен иск о взыскании задолженности по договору, а другая сторона после заявленных требований настаивает на его недействительности. Например, в Определении от 02.06.2015 № 66-КГ15-5 [4] Верховный Суд РФ воспринял требования ответчика признать договор займа недействительным как злоупотребление правом, поскольку ранее заемщик выплачивал проценты и гасил основной долг в течение одного года.

В-четвертых, это ситуация, при которой сама сторона в течение определенного периода времени исполняет договор, а затем ссылается на его недействительность. Такие случаи встречаются значительно реже описанных раннее, тем не менее практике они известны. Причиной их возникновения может служить прежде всего заключение различных дополнительных соглашений к основному договору, условия которых становятся невыгодными стороне.

В заключение хотелось бы отметить, что правило эстоппель представляется новым эффективным средством правовой защиты добросовестной стороны, которое, в том числе, способствует значительному сокращению случаев недобросовестного применения институтов признания сделок недействительными и незаключенными, тем самым обеспечивая стабильность и последовательность договорных отношений.

Читайте также:  Оформление ГПЗУ через "Госуслуги" в Московской области

Эстоппель. Проблема применения принципа в российском гражданском праве

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 22.06.2018 2018-06-22

Статья просмотрена: 1398 раз

Библиографическое описание:

Кузнецов, В. А. Эстоппель. Проблема применения принципа в российском гражданском праве / В. А. Кузнецов, А. В. Цветков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 25 (211). — С. 209-210. — URL: https://moluch.ru/archive/211/51667/ (дата обращения: 25.02.2021).

Институт эстоппеля является довольно молодым в отечественном праве. Российский Гражданский кодекс знает это понятие с 2015 года. Оно заключено в п.3 ст. 432:

«Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности» [2].

Термин «estoppel» происходит от того же корня, что и слово «stop», а именно от его французского аналога «estoup» (или используемого нормандцами старофранцузского аналога «estoupail») [5].

Таким образом, классическое понимание принципа эстоппеля сводится к тому, что если одно лицо действует определенным образом и дает другой стороне разумные основания для совершения определенных действий, то впоследствии оно не может ссылаться на противоположные факты в своих интересах. Суд, усмотрев недобросовестность в поведении такого лица, отказывает в защите его права, что следует из п.1 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 [3].

Принцип эстоппеля корнями вглубь уходит в историю английского правосудия. Говорить о более четком оформлении этого принципа можно, начиная с XVI века. С XVII века эстоппель получает доктринальное развитие, в частности в работах известного английского правоведа Эдварда Кока.

В основу эстоппеля положены системообразующие принципы гражданского права: добросовестность, разумность, диспозитивность.

Эстоппель по праву можно считать мощным процессуальным средством, направленным на борьбу с недобросовестным поведением. Мировая практика выработала четыре критерия, необходимых для действия этого принципа:

  1. Наличие позиции лица, выраженной добровольно и закрепленной в установленной процессуальной форме;
  2. Установление факта изменения первоначальной позиции по тем же фактическим обстоятельствам
  3. Лицо, которое настаивает на применении эстоппеля, добросовестно действовало, исходя из первоначальной позиции оппонента
  4. Возникновение вреда, выразившегося в создании невыгодного процессуального положения лица, требующего применить эстоппель, в результате изменения позиции другой стороны и наличие причинно-следственной связи между изменением позиции и вредом [1].

Между тем, стоит отметить, что российские суды не всегда последовательно устанавливают все четыре конститутивных элемента, что влечет неполное раскрытие этого принципа. Практика часто ограничивается установлением лишь первых двух элементов, презюмируя ущерб и поведение другой стороны, исходя из первоначальной позиции [4].

Также стоит отметить, что суды могут применять эстоппель в случае, когда стороны находятся в процессе переговоров о чем-либо. В таком случае работает доктрина promissory estoppel. Таким образом, если сторона переговоров полагает, что в случае их завершения определенным образом она избавится от обязанности, возложенной на нее договором, она может приостановить исполнение этой обязанности на срок переговоров. Практика применения этого принципа широко распространена в мире, однако она не была воспринята отечественными судами.

Стоит привести в пример дело, рассмотренное Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, в котором рассматривался вопрос о демонтаже рекламной конструкции по иску муниципалитета. В данном деле ответчик ссылался на то, что вел переговоры с администрацией муниципального образования о продлении договора аренды рекламной конструкции. Однако переговоры не завершились успехом ответчика, срок продлен не был, поэтому администрация обратилась с иском о демонтаже в суд, который удовлетворил требования. Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с решением суда первой инстанции и приняли решение в пользу ответчика, сославшись на то, что ответчик добросовестно вел переговоры, а администрация, напротив, действовала недобросовестно. Таким образом, в судебных актах прослеживается применение доктрины promissory estoppel. Однако Президиум ВАС не согласился с выводами нижестоящих судов и оставил в силе решение суда первой инстанции [6].

Таким образом, принцип эстоппеля, несмотря на то, что он появился сравнительно недавно и его можно считать новеллой в отечественном гражданском праве, постепенно внедряется в судебную практику. Его позитивное влияние, эффективность трудно отрицать. Эстоппель справедливо признается мощным оружием в борьбе с недобросовестным поведением участников гражданского оборота в руках суда. Между тем, хочется отметить, что проведенный анализ судебной практики позволяет выявить некоторые особенности применения указанного принципа в отечественном праве. Суды зачастую очень непоследовательно применяют этот принцип, игнорируют необходимость установления многих фактов при применении указанного принципа. Отчасти это можно объяснить неразработанностью доктрины эстоппеля в отечественной доктрине. Отчасти — тем, что рассматриваемый принцип привлекает суды именно с практической стороны, как серьезное средство в борьбе с недобросовестностью стороны процесса. Однако внедрение указанного принципа в отечественную правовую систему стоит безусловно приветствовать, несмотря на существующие проблемы.

Как применяется принцип эстоппель в российской практике

Эстоппель в международном праве

В международном праве эстоппель выступает в качестве самостоятельного принципа, который можно определить как запрет стороны отказываться от действий, которые были приняты или допущены ею ранее (запрет на непоследовательное поведение).

Принцип эстоппеля является частным проявлением предусмотренного п. 2 ст. 2 Устава ООН общепризнанного принципа международного права — добросовестного выполнения обязательств по международному договору.

Обратите внимание! Основная цель принципа — не допустить, чтобы одна сторона получила преимущества и выгоды в результате своей непоследовательности в ущерб другой стороне, которая добросовестно полагалась на фактическую ситуацию, созданную первой стороной.

Эстоппель используется в случаях, когда имеются значительные расхождения между предшествующим и текущим отношением государства к какому-либо вопросу. Закрепление данный принцип получил в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года и Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 года.

Также эстоппель закреплен в ряде международных актов унификации частного права (см. ст. 1.8 Принципов УНИДРУА).

Правило эстоппеля в российском законодательстве

В российском законодательстве данный термин напрямую не используется. Он вытекает из общих принципов гражданского права и является частным случаем проявления принципа добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК РФ).

Принцип эстоппеля нашел свое отражение в ст. 10 ГК РФ:

А также в п. 5 ст. 166, п. 2 ст. 431.1, п. 3 ст. 432 и п. 5 ст. 450.1 ГК РФ:

Вывод! Таким образом, под принципом эстоппеля в гражданском праве понимают частное проявление принципа добросовестности, заключающееся в запрете участникам гражданских правоотношений действовать заведомо недобросовестно и непоследовательно (как вариант недобросовестного поведения) под страхом утраты права или его защиты.

Речь идет о ситуациях, когда одна сторона создает у контрагента определенное понимание ситуации, ожидая, что последний будет разумно на нее полагаться, а затем меняет свою позицию. В этих случаях недобросовестная сторона согласно принципу эстоппеля утрачивает право на возражения против требований пострадавшей стороны.

Практически любая отрасль права не исключает возможности применения принципа эстоппеля. О применении данного принципа высказался и Верховный суд РФ в постановлении Пленума от 23.06.2015 № 25.

Интересует дополнительная информация об эстоппеле? Оформляйте бесплатный доступ в КонсультантПлюс и читайте готовые решения.

Условия применения эстоппеля в гражданском праве

Для грамотного применения принципа эстоппеля недостаточно его закрепления в законодательстве. Необходимо выделить признаки, с помощью которых можно квалифицировать наличие либо отсутствие ситуации эстоппеля:

  1. Наличие у одной из сторон четко выраженной модели поведения, недвусмысленного отношения к определенным обстоятельствам. Наиболее часто такое поведение выражается в конклюдентном действии.
  2. Возникновение у второй стороны обоснованного доверия к контрагенту и выбранной им модели поведения и совершение в связи с этим определенных действий (либо отказ от их совершения). Обоснованность в данном случае предполагает, что у любого лица на месте этой стороны в таких же обстоятельствах и с учетом известной этой стороне информации могли бы сформироваться ожидания в отношении последовательности дальнейшего поведения лица, которому противопоставляется эстоппель.
  3. Изменение первой стороной своей позиции, наличие противоречий между выбранной раннее и новой моделью поведения. Значение имеет недобросовестное поведение стороны, т. е. понимание, что своими непоследовательными действиями она вводит контрагента в заблуждение.
  4. В результате непоследовательного и противоречивого поведения первой стороны контрагенту причинен или может быть причинен ущерб (наличие причинно-следственной связи между ущербом и фактом изменения поведения).

Важно! В случае сочетания всех названных выше условий виновная сторона лишается права выдвигать возражения против требований пострадавшей стороны или такие возражения не будут иметь правового значения.

Применение принципа эстоппеля при квалификации недействительных сделок

Как видно из изложенного, в отечественном законодательстве эстоппель развивается преимущественно в рамках договорного права. Анализ судебной практики позволяет выделить характерные случаи применения эстоппеля в арбитражном процессе. Например, когда одна из сторон:

  • Получила исполнение по сделке и заявляет требование о ее недействительности. Факт принятия исполнения по договору может подтверждаться различными действиями: подписанием накладных и актов приема-передачи, переводом денежных средств в качестве оплаты по договору и т. д. (см. решение АС Кемеровской области от 30.07.2019 по делу № А27-27283/2018). Только активный отказ от принятия исполнения (например, отказ от получения товаров, работ или услуг) может позволить стороне ссылаться на недействительность сделки и избежать применения эстоппеля (см. постановление АС Московского округа от 23.03.2017 № Ф05-1169/2017).
  • На протяжении определенного периода исполняет договор, а затем ссылается на его недействительность (см. определение ВС РФ от 14.01.2019 по делу № А47-6342/2017). Или допустила просрочку исполнения и заявляет о недействительности, чтобы не платить неустойку.
  • Заявляет о недействительности сделки, но только из-за предъявления к ней исковых требований. Так, суд воспринял требования ответчика признать договор займа недействительным как злоупотребление правом, поскольку ранее заемщик выплачивал проценты и оплачивал основной долг (см. определение ВС РФ от 02.06.2015 № 66-КГ15-5).

Правило эстоппеля не применяется, если:

  • Сделка нарушает публичный интерес. Например, в случае нарушения порядка предоставления государственных земель, нарушения явно выраженного законодательного запрета (см. определение ВС РФ от 17.12.2018 по делу № А32-14354/2015).
  • Сторона оспаривает сделку по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве, даже если она давала основание полагаться на действительность сделки (см. определение ВС РФ от 08.02.2018 № 305-ЭС17-15339).

Эстоппель в налоговом праве

Применяется принцип эстоппеля и в отношении требований публично-правового характера, в частности в сфере налогового права. Так, в ст. 111 НК РФ усматриваются принципы эстоппеля, направленные на защиту добросовестного налогоплательщика от непоследовательного поведения налоговых органов, что, по сути, является способом защиты налогоплательщика.

Читайте также:  Договор на платные образовательные услуги образец

Обратите внимание! Государство не вправе оспаривать правовую позицию, выраженную в виде юридически значимого поведения (например, разъяснения) или одностороннего юридического акта его органов (подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ).

В судебной практике встречаются примеры использования эстоппеля по налоговым спорам (но без упоминания данного термина). В п. 1 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 НК РФ…, утв. Президиумом ВС РФ от 04.07.2018, указано, что налоговый орган утрачивает право ссылаться на отсутствие сведений об использовании налогоплательщиком определенной налоговой системы, если ранее налоговым органом действия налогоплательщика, по сути, были одобрены. Аналогичная позиция представлена и в определении ВС РФ от 02.07.2019 № 310-ЭС19-1705.

К использованию эстоппеля в налоговых правоотношениях следует подходить с осторожностью, поскольку императивные нормы налогового законодательства ориентированы на недопустимость непоследовательного, а тем более недобросовестного поведения сторон.

Процессуальный эстоппель

Суды достаточно активно прибегают к эстоппелю. Однако процессуальный эстоппель несколько отличается от материального. В основном суды используют его для усиления мотивировочной части и объяснения причин принятого решения исходя из принципов добросовестности, логики и последовательности. То есть судьи блокируют непоследовательность, не анализируя, сформировано ли у другой стороны некое разумное доверие.

К примерам процессуального эстоппеля в арбитражном процессе может отнести следующие ситуации:

  • Стороны не могут ссылаться на несогласованность состава третейского суда, если не заявили свои возражения своевременно (в ходе третейского разбирательства и в суде 1-й инстанции). Доводы о некомпетентности, аффилированности третейского суда стороны должны заявлять, как только стало известно о соответствующих обстоятельствах (см. определение ВС РФ от 24.02.2015 № 304-ЭС14-495).
  • Не допускается требовать отмены судебных актов по мотиву неподсудности или неподведомственности спора суду, если об этом не заявлено в суде 1-й инстанции.
  • Стороны не вправе предъявлять новые требования, если их действия свидетельствуют о полном завершении спора. Например, после утверждения мирового соглашения.
  • Все доказательства должны быть представлены в суде 1-й инстанции. Стороны лишаются права представлять их в следующую инстанцию, если не сделали этого в суде 1-й инстанции (при наличии такой возможности).
  • Стороны не вправе требовать оставления дела без рассмотрения по мотиву несоблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если об этом не было заявлено в суде 1-й инстанции.

Таким образом, сфера применения принципа эстоппеля достаточно обширна. Используется он и в материальном, и в процессуальном праве.

Однако, исходя из правовой природы данного принципа, следует заметить, что эстоппель является субсидиарным средством по отношению к другим институтам (это, прежде всего, институт сделки). То есть если предшествующее поведение может быть квалифицировано, например, как действительная сделка (отказ от права, соглашение об изменении договора и т. п.), то необходимость в обращении к эстоппелю отсутствует.

Эстоппель – лишение права на возражения

Формулировка понятия эстоппель во внутреннем российском законодательстве отсутствует, однако его проявление встречается в нормах разных отраслей законодательства. В судебной практике ссылки на эстоппель делаются нечасто – даже при использовании нормы права, выражающей содержание данного принципа.

Как правило, суды используют данное понятие, чтобы усилить мотивировочную часть и объяснить причины принятого решения, исходя из принципов добросовестности, логики и последовательности. Подробности дела, в котором подробно описывается суть данного принципа – в сегодняшнем материале.

Фабула дела: иск о взыскании неустойки по договору поставки. Решением суда в другом деле утверждено мировое соглашение между участниками настоящего спора: им урегулирован порядок оплаты основного долга, дополнительных обязательств по уплате неустойки не установлено. Мировое соглашение исполнено, однако истец посчитал, что может получить еще и неустойку. Суды двух инстанций отказали.

Выводы суда в Постановлении 9 ААС от 13.04.2015 по делу А40-166345/2014

1. Мировое соглашение – сделка, которая регулируется процессуальным законодательством и нормами о договорах, в т.ч. о свободе договора. Таким соглашением стороны исчерпывают спор – полностью или частично путем мирного согласования противоречий.

2 . У сторон соглашения должно быть понимание ответственности итога применения данного процессуального инструмента с учетом возможных негативных последствий .

3. Позиция Президиума ВАС РФ: если в текст мирового соглашение не включены условия о дополнительных обязательствах, это означает, что стороны договорились о полной ликвидации правового конфликта и теряют право на заявление иных требований (эстоппель) – как основных, так и факультативных.

4. Главная цель принципа эстоппель в том, чтобы не дать стороне получить выгоду, вытекающую из непоследовательных действий в убыток другой стороне, которая честно положилась на сложившиеся обстоятельства, созданные в связи с выражением намерения первой стороной.

5. Истец, обращаясь с дополнительным требованием, действует непоследовательно и нивелирует последствия прекращения спора, что противоречит правовой природе мирового соглашения.

Комментарии:

1. После того, как мировое соглашение исполнено, должник вправе рассчитывать на прекращение всех материально-правовых претензий. Можно сказать, что мировое соглашение «перезагружает» отношения истца/ответчика с заданием иных параметров, нежели было определено предыдущими договоренностями.

2. Наличие норм, выражающих содержание принципа эстоппель, призвано обеспечить стабильность выполнения договоренностей сторон и утверждений об обязательствах или фактах, принятых на себя лицом.

3. Нормы, в которых проявляется принцип эстоппель, разрозненны. Какого-либо общего источника, содержащего положения данного правила, в гражданском законодательстве РФ не существует.

4. Ссылка в судебном акте на эстоппель – это тот случай, когда судья прибегает к использованию теоретической конструкции. Как правило, данная ссылка подкрепляется разъяснениями ВАС РФ или указанием на правовую позицию в конкретном судебном акте.

5. Мне бы хотелось, чтобы сам по себе эстоппель применялся чаще, ибо в сфере злоупотреблений процессуальными правами характерна ситуация, когда лицо, участвующее в деле с течением времени изменяет собственную позицию, добавляет новые (не озвученные ранее) доводы и аргументы, совершает отдельные процессуальные действия (отличающее от занятой позиции по делу), направленные не на рассмотрение дела по существу, а увеличение срока его рассмотрения или создание формальных оснований для отмены вынесенных судебных актов.

Поэтому эстоппель как лишение право на возражения хотелось бы видеть частным инструментом в работе арбитражного суда и участников процесса.

Все проще, чем кажется. Эстоппель и с чем его едят.

Начнем с того, что правильно произносить нужно эстОппель. Юристы много раз критиковали суды за отказ от аргумента, содержащий в себе эстоппель. Обычно была такая формулировка: «Нам здесь не нужен ваш эстопЕль!».

И действительно, не все судьи поддерживают этот достаточно новый институт. Причины бывают разные: нежелание углубляться в новацию, неприязнь к международному заимствованию (этот институт пришел к нам из других стран). Так что, если будете применять эстоппель, то лучше несколько раз подумать.

Эстоппель – это принцип, который означает утрату государством права ссылаться на факты или обстоятельства в подтверждение своих требований и притязаний (Венская конвенция). Если говорить проще, то государство не может потребовать изменения границ, ссылаясь на карты старых времен, так как она никогда их не признавала, и вообще это карты другого, старого, государства, только на этой территории.

В российском же праве – это продолжение принципа добросовестности.

Какие же бывают виды?

Выделяют материальный и процессуальный эстоппель. Начнем с первого. В гражданском Кодексе этот термин не встречается, но его можно усмотреть содержательно через статьи 166, 431.1, п. 3 ст. 432. Более подробно о материальном эстоппеле выразился ВС РФ: «если контрагент действовал так, словно сделку заключили, он не сможет впоследствии заявить о ее ничтожности или недействительности».

Материальный эстоппель – это принцип, по которому одна сторона не может требовать отмены договора, если сама не выполнила условия или поступила недобросовестно (запрет недобросовестного поведения). Например, чтоб было понятней, представим, что А. и Б. заключили договор перевозки, А. перевез товар, а Б. не стал его принимать и потребовал признать данный договор недействительным по заранее известным только Б. причинам, суд в данном случае сошлется на недобросовестность Б. Это и есть материальный эстоппель.

Если говорить научно, то сторона не может требовать признать договор недействительным если:

-Поведение данного участника говорит о его воле на сделку и стремлении ее сохранить. На это могут указывать письменные доказательства, устные волеизъявления, конклюдентные действия.

-В ходе заключения сделки данный участник знал, что присутствуют основания для ее оспаривания (п. 72 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25).

Теперь разберемся с процессуальным.

Как видно из названия, речь пойдет о процессуальном праве.

Если по-научному, то процессуальный эстоппель присутствует в следующих ситуациях:

-Заявитель потребовал неустойку, от которой отказался в мировом соглашении.

-Заявитель апелляционной жалобы не заявлял возражений, когда первая инстанция рассматривала дело.

-Участник спора не заявлял об аффилированности третейского суда и своего оппонента, хотя знал об этом.

-Компания согласилась с третейской оговоркой, но попыталась оспорить соглашение, когда проиграла в третейском суде.

-Дочерняя компания заявила, что ее не уведомили надлежащим образом, так как извещение получил юрист контролирующей компании.

Простым же языком, это невозможность настаивать на фактах и обстоятельствах, которые раньше (первая инстанция, мировое соглашение) не были заявлены. Именно процессуальный эстоппель больше похож на первоначальный вариант международного. Например, ответчик признал часть иска, но подал апелляцию, чтобы оспорить признанную часть.

Ни для кого не секрет, что процессуалисты больше пользуются этим понятием, но не многим это нравится, конечно проще ссылаться просто на статью 10 ГК о недобросовестности стороны, чем использовать новомодные слова и пытаться донести это не всегда понимающему судье. Однако прогресс идет, и множество судебной практики говорит об обратном.

Очень приятно наблюдать, как в систему российского права врываются международные аналоги – это признак гибкости и прогрессивности.

Рубрика «Все проще, чем кажется» специально создана для сложных вопросов права (любого права). Поэтому, если у вас есть вопрос, то можно смело писать его мне в личные сообщения. Буду рад помочь.

Также занимаюсь написанием статей на заказ.

Ссылка на основную публикацию